ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 342. Читать онлайн

С позиций психоанализа чувство вины, возникающее у Пьера при мысли о женитьбе на образе матери, предполагает, что вновь актуальными сделались сохранившиеся с младенчества или детства нерешенные проблемы. Толстой, конечно, немного рассказал об этой поре жизни своего героя. Но мы не раз видели, что писатель называет Пьера ребенком. И данную характеристику он усиливает тем, что защищает Безухова так, как всякий родитель защищал бы любимое дитя, не допуская мысли, что в его душу пробрался порок: оправдывая ожидания высшего света, это опьггная Элен благодаря князю Василию завлекает Пьера в сети неудачного супружества. А с того все как с гуся вода: он — невинное дитя, но невинное дитя только в глазах непритязательного читателя, довольствующегося бойким повествованием Толстого.

Несложно догадаться, что Пьера когда-то родила мать. Без прошлого, равно как и без будущего, он не может стать для нас реальным лицом. Признать, что у него было детство, скажем, не более странно, чем признать, что в романе есть намек на декабристов (некоторые советские литературоведы, такие как Н.Я. Эйдельман, предсказывали судьбу Пьера вне временных рамок романа, то есть после 1820 года; см.: Эйдельман 1978: 99сл.). Разумеется, было бы странно полагать, будто у Пьера не было ни матери, ни детства, ибо тогда мы вольны поверить во что угодно, например в то, что он упал с луны, или еще в какую-нибудь нелепость.

Пьер и другие персонажи Толстого вполне реальны для читателя, из чего следует, что, в сущности, они ни в чем не уступают живым людям. На какое-то время фигура Безухова оказывается для нас из плоти и крови: у него есть родители, чувства, он может вступать в отношения с другими людьми, у него был в детстве и будет в будущем свой круг общения, и т. д.

Я утверждаю: для понимания связи Пьера с Элен в настоящем важны ero отношения с матерью в прошлом. Я хочу выдвинуть следующий тезис: неопределенность или непрочность границы между Пьером и Элен есть отзеркаливание или повторение аналогичного изъяна в ero отношениях с матерью в детстве.

Существуют разнообразные приметы этой ущербности, главная из которых — склонность Пьера видеть в Элен само- объект (объект для ero самости).

Как уже было замечено при рассмотрении образа Андрея"", самообъект является некой данностью, которая в опреде-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 342. Читать онлайн