ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 586. Читать онлайн

лее точен, чем Плеханов, когда говорит, что Толстой «должен был поверить в Бога для того, чтобы спасти себя от отчаяния и мысли о неизбежной смерти» (Spence 1967: 79), или, более кардинально, что Толстой «должен был поверить в промысл Божий хотя бы только для того, чтобы прийти к заключению о порочности самоубийства» (Там же: 98)"".

Марксист может сказать, что в «Записках сумасшедшего» рассказчик избавляется от тягостных, пугающих мыслей о смерти лишь в результате принижения себя в социальном плане. То есть солидаризируясь с крестьянством, иначе — с «мужиками». С клинической точки зрения, солидарность является формой идентификации с теми, с кем солидаризируется индивидуум, и, соответственно, стимулирует и даже вызывает нравственный мазохизм. Рассказчик Толстого спасается от приступов депрессивной тревоги, проявлением которой являются и мысли о смерти, тем, что активно идентифицирует себя со страдающими крестьянами и делится с ними принадлежащей ему собственностью. Он отказывается обращаться за помощью к врачам, как это ему советует его мнительная и по-прежнему безымянная жена, и продолжает самозабвенно заниматься самоуничижением, общаясь с Богом. Поскольку подобная линия поведения самым пагубным образом сказывается на его общественном положении и принижает ero в глазах остальных, ее вполне правомерно рассматривать как одно из проявлений нравственного мазохизма. В данном случае мы наблюдаем, как одна патология — депрессивная тревога (с примешивающимся к ней чувством вины) — лечится или, по крайней мере, временно смягчается другой — нравственным мазохизмом '. В общем, перед нами то, что может быть названо легкой формой самолечения или самотерапии"'. Эта терапия идентична той, к которой прибегал рассказчик, когда был маленьким мальчиком, о чем говорится еще в начале «Записок»: депрессивная, гнетущая (и, возможно, вызывающая чувство вины) мысль о Христе, коего замучили насмерть на кресте, заставляла и рассказчика мучить себя, биться головой о стену.

Хорошо известно, что Толстой, будучи уже немолодым, тоже усиленно идентифицировал себя со страдающим крестьянством — «мужиками», «народом» (об эволюции отношения писателя к крестьянству, прослеживаемой в его работах, см. статью: Donskov 1979). Максиму Горькому он хвастал, например: «Я больше вас мужик» (Горький 1949 — 1955/14: 270). В отождествлении себя с «народом» он зашел столь далеко, что и сам, находясь в Ясной Поляне, порой целыми днями корпел

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 586. Читать онлайн