ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 11. Читать онлайн

ПОТЕБНЯ, ШКЛОВСКИЙ

И ПАРАДОКС «ЗНАКОМОГО/ЧУЖОГО»'

Повторяю — память моя не любовна,

а враждебна, и работает она не над воспроизведением, а над остранением прошлого.

Осип Мандельштам

1. Разрыв В.Б. Шкловского (1893 — 1984) со своим видным предшественником по литературоведческому цеху А.А. Потебней (1835 — 1891) явственно оформился в двух ранних статьях Виктора Борисовича: «Потебня» (1916; опубл.: 1919в) и «Искусство как прием» (1917; опубл.: 1919а). Последняя работа особенно значима: обычно в ней усматривают своего рода манифест русского формализма. В более ранних публикациях (см.: Шкловский 1914; Шкловский 1916; опубл.: 19196) Шкловский либо мирился, либо просто обходил молчанием некоторые положения Потебни и его последователей — P.Í. Овсянико-Куликовского и А.Л. Погодина (см.: Sheldon 1965: 115 — 120; Sherwood 1973: 26 — 27). Ue~ данной статьи являются: во-первых, исследование причин, по которым Шкловский постепенно отказался от потебнианства; во-вторых, ответ на вопрос, насколько вообще был оправдан этот отход; в-третьих, разгадка парадокса,

П бни. вызванного столкновением концепций Шкловского и Поте

П. В известном труде о русском формализме Виктор Эрлих уделил толику внимания литературоведческим новациям Александра Афанасьевича Потебни. Эрлих был убежден, что:

Сходство между этим новаторским, смелым шагом одного из наиболее выдающихся русских филологов и последующими теоретическими изысками формалистов на самом деле гораздо сильнее, нежели последние (в том числе и Шкловский) склонны признавать. Столь очевидную не лагодарность можно объяснить разве что бесперемонным обращением с признанными авторитетами — чертой, присущеи русским формалистам (Erlich 19б5: 23).

Решимость Потебни «описывать природу поэтического творчества лингвистическими средствами» (Там же) чугь не напря-

11

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 11. Читать онлайн