ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 16. Читать онлайн

и женским («пальма») ". Шкловский совершенно упустил из виду

эту внешнюю сторону понимания Потебней образности.

То, что в общей теории Потебни форма занимает важное место, становится очевидным, когда он высказывается по поводу стихотворения Фета:

Облаком волнистым

Пыль встает вдали;

Конный или пеший-

Не видать в пыли.

Вижу: кто-то скачет

На лихом коне.

,Яруг мой, друг далекий,

Вспомни обо мне!

Потебня замечает:

<...> только форма настраивает нас так, что мы видим здесь не изображение единичного случая, совершенно незначительного по своей обычности, а знак или символ неопределенного ряда подобных положений и связанных с ним чувств. Чтобы убедиться в этом, достаточно разфушить ффлу. С каким изумлением и сомнением в здравомыслии автора и редактора встретили бы мы на особой странице журнала следующее: «Вот что-то пылит по дороге, и не разберешь, едет ли кто или идет. А теперь видно... Хорошо бы, если бы заехал такой-то!» (Потебня 1905: б8; курсив мой. — Д P.-Л.)

Вряд ли возможно требовать более «формального» подхода. Этот и подобные ему пассажи подвергают сомнению одно из основных утверждений Шкловского:

<...> Потебня делает вывод, чго поэтичносчь слова не сказывается в его звуках, что внешняя форма (звук, ритм) может быть не прина-га во внимание при определении сущности поэзии как и искусства вообще (Шкловский 1919в: 5).

Данное утверждение является «clinamen»"' Шкловского, ero неправильным пониманием Потебни. Для первого было бы полезней обратить пристальное внимание на эстетическое воздействие формальных приемов, однако по некой непонятной причине он не видел, какую роль играет форма в столь пылко отвергаемой им теории. Сколь бы ни был туманен и путан язык Потебни, одно совершенно ясно: форма, будь то внешняя или внутренняя, является одним из важнейших элементов его теории. С другой стороны, Александр Афанасьевич никогда, пожалуй, не сказал бы, что «форма создает для себя содержание» (см. также: Шкловский 1929: 35; Sheldon 1972: 354). Он

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 16. Читать онлайн