ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 405. Читать онлайн

далеко ушел от того простодушного увальня, что возился с медведем. Ныне он убежден, что знает разницу между добром и злом, и эта убежденность позволяет ему столь вдохновенно и находчиво возражать Андрею (подобный разговор был бы невозможен в начале романа). Что касается князя Андрея, то ему даже в большей мере есть чем поделиться — он был ранен в сражении, утратил иллюзии насчет Наполеона и тяжело перенес смерть Лизы.

Однако беседа, кажется, протекает сама по себе, касаясь довольно абстрактных, философских вещей и не затрагивая личных тем""'. Хотя обоим собеседникам есть чем поделиться друг с другом, ни один из них не слушает другого. Князь Болконский как всегда ироничен и снисходителен, что хорошо для беседы с уступчивым Пьером, но плохо для мужской, на равных, беседы. Даже местоимения, употребляемые собеседниками при обращении друг к другу, указывают на их неравное положение: по старинной привычке Андрей говорит Пьеру фамильярное «ты», тогда как Пьер обращается с почтительным «вы». Повествователь подчеркивает этот перекос, часто называя Болконского «князем Андреем», но ни разу (в данном контексте) Пьера «графом Безуховым». Это не диалог достойных друг друга. Это беседа между стоящим на более высокой ступени иерархической лестницы «князем Андреем» и менее благородным «Пьером». В их отношениях нет, как бы выразился HRIII герой, «равенства». Не то чтобы Безухов был против — он чувствует себя довольно уютно, глядя на гордеца Андрея (см.: Днепров 1985: 101). Но тем не менее это не дружба равных.

Не будь в их отношениях такой скособоченности, беседа, пожалуй, была бы более плодотворной с точки зрения личностного развития двух характеров (хотя, вероятно, стала бы менее занимательной в плане интеллектуальном). Они смогли бы вьггянуть друг друга из нарциссического болота.

Если б, например, Пьер и впрямь вник в гложущие его друга вопросы (а не принялся возражать ему), он бы заметил, что Андрей перешел на французский и спросил бы его: «Pourquoi le remords?» («О чем сожалеть?»). Или ему, наверное, не пришлось бы спрашивать, а он бы просто припомнил ту сцену в начале романа, где Лиза жалуется, что Андрей покидает ее, когда она беременна. Пьер мог бы попробовать понять то причудливое кружево из различных чувств — вины, обиды и пустоты, — с которыми борется князь Болконский (см.: Josselson 198б: 85). Ему стоило попьггаться хоть как-то утешить друга.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 405. Читать онлайн