ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 79. Читать онлайн

Ой, в пол1 могила з ветром говорила:

«Пов4й, внутре, ты на мАне, щоб я не чорн Ела.

IHoá я не чорн~ла, щоб я не марн Ела,

IHoá на мен1 травА рослА, да ще й зеленела!»

И в1тер не в1е, и сбнце [!] не где,

Тольки в степу при дорозФ, травА зеленине!

Ой, у степу рйчка, через рйчку — кладка:

«Не покидай, козАченьку, родненького 6Атька!

Як 6Атька покинешь, сам мАрне захинеш,

Р4ченъкою быстренъкою за ДунАй заплинеш»,

«Бо-дАй тАя рФ.чка рыбы не плодила:

Вона мого товарища [!] на-в1ки втопила!

Бо-дай тая р1чка кошуром заросла:

ВонА мого товариша за Дунай занеслА!»

(Максимович 1834: 168 — 169 (Ng 34))"

Давайте сопоставим некоторые элементы этой песни с элементами того отрывка из гоголевской повести, где описывается последняя ночь в жизни Хомы Брута. Начнем с того, что исполнитель песни представляет, будто могила, в которой покоится гроб с мертвым телом молодого казака, говорит с ветром. В гоголевской повести вместо могилы — «гроб», однако как в песне, так и у Николая Васильевича покой ника/цу заставляют говорить вслух, словно живого/ую. Во-вторых, в песне могила не желает (= мертвецу) «чернеть» («щоб я не чорн1ла» повторяется дважды), тогда как в повести Гоголя один мертвец посылает за другим мертвецом, Вием, черным с головы до пят («весь был он в черной земле»). Но самое поразительное то, что в песне несколько раз повторяется корневая морфема {-вий}: «<...> з вппром говорила», «I винер не eie <...»>. К тому же в собранных Гоголем песнях часго встречается фраза «Повоюй eimpe». Фактически морфема {-вий} и является названием гоголевской повести. Словно чудовищу, вставшему из могилы, послужили именем слова мертвого казака из украинской песни. Таким образом, предположение, будто имя Вий происходит от корневой морфемы украинского глагола «вити» («вить»), следует дополнить следующим соображением: имя также может происходить от корня глагола «в1яти» («дуть»). С лингвистической точки зрения оба глагольных корня идентичны {-вий}. В довершение ко всему следует отметить, что украинская народная песня помогает не только узнать, откуда, возможно, взялось это имя,

79

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 79. Читать онлайн