ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 599. Читать онлайн

способна относиться с равновеликой любовью сразу ко всем отпрыскам (в письмах, например, она говорит в основном лишь о старшем сыне, Коко, остальных же оставляет как бы в тени; см.: Толстой 1928а: 123 — 152). В любом случае, Толстой выражает здесь в скрьггой форме исключительно важное для него субъективное мнение, что на его долю перепало слишком мало того, что обычно именуется материнской любовью. А это значит, в свою очередь, что мы вправе всерьез усомниться в достоверности утверждения «маменька очень любила меня», которое основано только на том, что Толстой слышал от окружавших ero людей.

Он безгранично восхищается безразличием матери к чужим суждениям, а также ее скромностью, в том, в частности, что она, по всей видимости, стеснялась демонстрировать перед другими как свои недюжинные интеллектуальные способности, так и положительные моральные свойства своей натуры. Об этих чертах матери Толстой, лишившийся ее еще во младенчестве, естественно, судит лишь на основе косвенных свидетельств, читая, к примеру, ее письма или «журнал поведения», в котором регулярно фиксировалось буквально все, что делал ее любимый старший сын Николай (см.: Толстой 1928- 1958/34: 353). Толстой познавал характер матери и наблюдал за столь же застенчивым, как и она, Николаем, которьгй, по твердому убеждению брата, во многом походил на матушку.

Рассказывая обо всем этом в своих мемуарах, Лев Николаевич упоминает о том, что писатель Иван Тургенев сказал якобы когда-то о Николае, что «у него не было тех недостатков, которые нужны для того, чтобы бьггь большим писателем» (Там же: 350)". Зато у «большого писателя» Л.Н. Толстого, само собой разумеется, этих самых «недостатков» было в избытке. Когда читаешь воспоминания нашего героя, да и не только их, невольно бросается в глаза, что он то и дело попросту хвастает своими «слабостями», называя себя . нравственно тупым» (Там же: 383), «полным тщеславия» (Там же: 385); он упоминает о «постыдных» строчках в своей биографии (Там же: 34б), о «мерзости своей прежней жизни» (Там же), о ее «гадости и преступности» (Там же: 347). В общем, подобным примерам несть числа. Характеристика, которую Толстой дает сам себе, отмечая, что он был «полон тщеславия», резко отличается от приводимой им же оценки Николая: «у него не было тщеславия» (Там же: 38б). Не отличаясь тщеславием, Николай обладал в то же время досуги.аи качествами, необходимыми для того, чтобы стать хорошим писателем, — такими, например,

599

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 599. Читать онлайн