ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 754. Читать онлайн

к тому же женщина, рассказывая ему эту историю в безыскусной, простонародной манере, словно бы винила при этом Толстого).

Хотелось бы высказать предположение, что описанное выше прощание будущего писателя с матерью, как оно представлено в рассказе жены ero учителя, глубоко травмировало душу нашего героя. И то, что в несколько своих художественных произведений он включает сцены с умирающими женщинами, свидетельствует, на мой взгляд, о ero попытке залечить никогда не заживавшую рану. Гусев указывает на определенное сходство между тем, что произошло у смертного ложа матери Толстого, и сценой у смертного ложа матери в явно автобиографической повести «Детство» (см.: Гусев 1954: 59). В этой связи заслуживают внимания и другие аналогичные эпизоды. В «Трех смертях», например, жена — ее зовут Марьей, то есть фактически так же, как и мать Толстого, — уже лежа на смертном одре, упрекает мужа за то, что тот был недостаточно внимателен к ней. В «Войне и мире» князь Андрей, который, уходя на войну, оставляет беременную жену, возвращается к ней как раз перед тем, как она умирает во время родов. В Анне Карениной» Алексей Каренин, направляясь, как он полагает, к смертному ложу Анны, собирается простить ее за измену. В «Воскресении» мать,1~митрия Нехлюдова, умирая, берет сына за руку и просит не упрекать ее за ее непристойное прошлое.

И только в «Крейцеровой сонате» мужчина, стоящий у кровати угасающей женщины, действительно является ее убийцей. Толсгой пьггается преодолеть боль от травмы, нанесенной его душе смертью матери, тем, что заставляет Позднышева не в мыслях, а на деле убить жену. Вполне правильно было бы сказать, что в этом произведении мать умирает не сама по себе, это Толстой заставляет ее умереть.

Отходя в мир иной, жена Позднышева оставляет пятерых детей («все пятеро детей») — ровно столько, сколько оставила и мать Толстого'0". В одной из редакций повести старшего из них зовут Николинькой, то есть так же, как Толстой обычно звал своего старшего брата, первенца из пятерых детей родителей Толстого"". Следуя к смертному ложу жены, Позднышев проходит мимо детской и видит там детей, тогда как Толстого, в ту пору еще младенца, так же находят в детской, откуда и ведут к умирающей матери. Если в некоторых редакциях повести умирающая жена подзывала к себе жестом («поманила») Василия, то в реальной жизни умиравшая мать зовет

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 754. Читать онлайн