ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 613. Читать онлайн

Один особенно откровенный пассаж в «Воспоминаниях» указывает на сексуальные и эдиповы элементы в отношениях Толстого с Ергольской. Как следует из этого текста, он, давно уже не мальчик, захаживал к ней иногда в поздний час даже после того, как пожелал доброй ночи:

«Заходи, заходи, — скажет она, бывало. — А я только что говорю Наталье Петровне, что Nicolas зайдет еще к нам». Она часто называла меня именем отца, и это мне было особенно приятно, потому что показывало, что представление о мне и отце соединялось в ее любви к обоим. По этим поздним вечерам она бывала уже раздета, в ночной рубашке, с накинутым платком, с цыплячьими ножками в туфлях, и в таком же неглиже Наталья Петровна (Толстой 1928 †19/34: 369)"'.

Толстой считал, что Ергольская и его отец, которого она звала Николасом, давно, когда тот еще был холост, любили друг друга, но она великодушно отступилась от него, чтобы он смог жениться на богатой женщине, которой предстояло затем стать матерью нашего героя. Правда, в эту историю трудно поверить, тем более что Толстой рассказывает нам и о том, что впоследствии, уже после того, как ero отец овдовел, Ергольская ответила отказом на его предложение выйти за него замуж (может, ее куда более привлекала таинственная сожительница, с которой она делила свою комнату?) '".

Мы не можем также пройти мимо того факта, что Лев Толстой, как это ни странно, не обращал внимания на то, что Ергольская, оговорившись, называла ero Николасом, то есть допускала ошибку, противоположную сделанной еще ранее в тех же самых «Воспоминаниях», когда Толстой утверждал, будто его назвали в честь возлюбленного его матери Льва, который, однако, оказывался в действительности Николаеи. В общем, так или иначе, налицо определенная путаница. Если же мы взглянем на это под несколько иным углом, то увидим, что в первом случае мать дала ему имя человека, который мог бы бьггь ero отцом, а во втором — именем подлинного отца ero называет женщина, которая могла бы быть ему матерью. Прелюбопьпная симметрия, не правда ли? Однако для нас куда важнее то, что сам Толстой испытывает удовольствие от сознания того, что и в первом, и во втором случаях он получает свое имя лишь по ошибке. Второй случай доставляет ему особую радость. В предположительно сексуальном контексте (дело происходит поздно ночью, Ергольская «уже раздета») Толстой на мгновение принимает имя своего отца Николаса и, как бы занимая его место в любовном воображении Ергольской, одер-

б13

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 613. Читать онлайн