ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 126. Читать онлайн

быть русским: «И самому Сталину с годами уже хотелось, чтоб и его признавали за русского тоже» (Там же: 168). Но жестокая пародия автора на сильный грузинский акцент показывает, что Сталин никогда не мог говорить как русский. С русскими он мог отождествлять себя лишь сентиментально-садистским образом, но стать русским ему было не дано. Сталин скорее похож на тех двух знаменитых тиранов, о которых говорилось в посвященных ему главах, а именно — на ненемца Адольфа Гитлера и нефранцуза Наполеона Бонапарта.

У Солженицына Сталин — расчлененная, упрямая и патологическая личность. Будучи сатиричным и ироничным, автор держится на некотором расстоянии от своего героя. Как писал Владислав Краснов: «<...> Солженицын проявляет сострадание ко многим персонажам, включая коммунистов, но только не к "вождю" » (Krasnov 1980: 33). Благодаря авторской иронии мы, читатели, также находимся в стороне от слишком тягостного участия в праздновании дня рождения больного человека и все же испытываем сильную потребность в «высвобождении».

В Сталине Солженицына есть что-то завораживающее. Александр Шмеманн говорит о «жизни, которую иы проживаем в течение нескольких незабываемых часов в сталинской келье» (Schmemann 1973: 38). Мы слишком быстро погружаемся в водоворот сталинских «свободных ассоциаций», в то, что находится в эпицентре адова круга «дантовского» романа Солженицына. Как утверждает Сергей с[овлатов в «Зоне», еще одном романе тюремного жанра, «ад — это мы сами» (,1(овлатов 1995/1: 28).

ПРИМЕЧАНИЯ

' Благодарю за конструктивную критику Барбару Милман (Milman), Илью Гонтмахера (Gontmacher) и студентов моего семинара, посвященного Солженицыну, в Калифорнийском университете (,Дэвис).

' Эти термины принадлежат Гэри Керну (см.: Kern 1974: 2).

' Керн говорит о Сталине как о «больном» (Там же: 7) и заявляет, что у читателя складывается «впечатление психологического распада личносги этого персонажа» (Там же: 15). Деминг Браун пишет, что Сталин, помимо прочего, «больной» (см.: Brown 1978: 31б).

' См.: Солженицын 1978/1 — 2.

' См.: Солженицын 19б9.

' Эдвард Браун относится к солженицынскому Сталину как к «заурядному человеку» и «банальному ничтожеству» (см:. Brown 1973: 365).

' Напр., Э. Браун пишет, что «цель Солженицына — рассмотреть психическое состояние одного из самых известных в истории преступ-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 126. Читать онлайн