ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 612. Читать онлайн

кормилица, нанятая для старшего сына Николая, внезапно заболела, и выражала надежду, что доктор, лечивший эту женщину, скоро разрешит ей снова кормить грудью маленького Коко: «Я очень этого желаю, потому что она так привязалась к ребенку и так добронравна, что мне было бы жаль расстаться с нею» (Толстой 1928а: 126). Сообщив обо всем этом, мать Левушки начинала затем писать о погоде, столь любимом ею английском саде, уроках итальянского языка и прочих того же рода вещах. И ни слова о бедном Коко, о том, кто так нуждался в заботе, но фактически был лишен ее.

Став уже взрослым, Толстой отрицательно относился к тому, чтобы на ранних стадиях жизни ребенка кто-то подменял ему родную мать. Например, в письме от 23 июня 1889 года одному из своих последователей, когда как раз переписывалась набело «Крейцерова соната», писатель заявлял категорично, что «воспитание детей» в общине — это «нехорошо» и что он никогда не одобрил бы в коммуне такого порядка, который предусматривал бы «не воспитание самой матерью своих детей» (Толстой 1928 — 1958/64: 277). Как увидим ниже, Лев Николаевич неоднократно выражал открытую неприязнь к женщинам, которые не кормят грудью своих детей. Подобная позиция не могла не отражать скрываемых им от посторонних подлинных чувств к матери, которая не кормила его грудью.

Помимо кормилицы, нянь и прочих слуг, на маленького Толстого расточали свою любовь и внимание и различные его родственницы. Из них наибольшую роль в жизни будущего писателя сыграла Татьяна Александровна Ергольская (1792- 1874), троюродная тетка по отцовской линии, которая, возложив на себя нелегкое бремя забот обо всех пятерых осиротевших детях, стала жить в этой семье. С этой способной на самопожертвование женщиной Толстого связывали исключительно тесные узы, о чем свидетельствуют и содержащийся в «Воспоминаниях» длинньй пассаж, посвященный исключительно ей, и трогательное описание расставания с ней, которое мы встречаем в «Моей жизни», и появление Татьяны Александровны в «Войне и мире» (в образе Сони). Толстой был убежден, что это она, Ергольская, научила его любить (см.: Там же/34: 366 — 367). И, в значительной мере, именно теплые воспоминания о ней вдохновили нашего героя на создание того, что Эндрю Уочтел называл «мифом о счастливом детстве», приводимом в автобиографиях русских дворян (см.: Wachtel 1990: 88 — 92). И не только вдохновили, но и помогли ему в работе.

612

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 612. Читать онлайн