ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 204. Читать онлайн

1937 — 1952/9: 531). Это также напоминает о друтих кусках материи — сорочке, запачканной кровью дефлорации, красной ленте, красном поясе, которые свидетельствуют о чести невесты в украинских свадебных обрядах (см.: Hnatjuk 1909: 116- 119). Действительно, материя — это неотъемлемая часть брака в украинском фольклорном контексте. Вот, например, песня, которую гости пели на свадьбе, в то время как жених был занят дефлорацией невесты в специально убранной для этих целей комнате — камбре:

Гуска рака носить,

Теща зятя просить:

- Дам тоб1 та сорочечку,

Поеб1 мою дочечку.

Дам тоб1 все вбрання

За твое ебання.

(Hnatjuk 1909: 11б)

Грамматическая рифма «сорочечку/дочечку» предполагает, что юная невеста — часть той материи, в которую она облачается. Гусь в зачине песни — еще один возможный источник образа жены с гусиным лицом в сне Шпоньки.

Материя в его сне — это нечто, что Иван Федорович наденет после того, как из нее будет сделан сюртук, так же, как Акакий Акакиевич надевал на себя свою жену-шинель (см.: Rancour Laferriere 1982а). Но в случае со Шпонькой внимание рассказчика больше сосредоточивается на самбй ткани, нежели на сшитой из нее одежде. Слово «материя», которое в русском языке имеет «материнскую» этимологию (ср. слова «мать», «материнский», «матерный» и т. д., не говоря уж о «мамке Матрене», которая нянчила Шпоньку ребенком; см.: Гоголь 1937- 1952/1: 295), повторяется в заключительной части сновидения четыре раза, в тесной последовательности. Женившись на жене-материи, Шпонька, похоже, собирается обрести мать. Это не вызывает удивления, поскольку в повествовании, предваряющем сновидение нашего героя, приводятся обильные сведения о том, как он низводится до статуса ребенка (см., напр.: Woodward 19826: 26; Rowe 1976: 61; Karlinsky 19766: 45), и к тому же, согласно хорошо известной психоаналитической концепции, большинство мужчин женится на женщинах, которые напоминают им матерей'.

Идея о том, что жена обладает материнским характером, не кажется, однако, слишком удачной для истолкования сна Шпоньки; по крайней мере, не на эдиповом уровне. Здесь нет

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 204. Читать онлайн