ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 185. Читать онлайн

Прежде чем привести аргументы в пользу латентной гомосексуальности Онегина, хочу рассеять возможное недопонимание. Онегин — это не Пушкин. Без сомнения, автор «Евгения Онегина» знал о гомосексуализме, и у него были друзья-гомосексуалисты, такие как Филипп Вигель (см.: Karlinsky 1976a; Вигель 1974). В психике Пушкина также было достаточно женских черт, позволявших ему интуитивно постигать женские чувства (чего стоит хотя бы письмо Татьяны). Временами у Александра Сергеевича были фантазии о беременности (вынашивании замысла) и последующем рождении своих художественных работ (см.: Cooke 1983: 246 — 253). Но данный анализ касается вымышленного образа, Евгения Онегина, и отношений с ним Татьяны. А автор всего этого — совсем другая история.

Начнем с того, что Онегин враждебен к женщинам. Совсем молодым человеком он преуспел в искусстве соблазнения. Евгений не любил ни одну из своих поклонниц. «Педант» во всем, он просто давал им «уроки» сексуальной техники («Равать уроки в тишине»).

Мужья-рогоносцы часто оставались его друзьями; некоторые из них намеренно привечали его («его ласкал супруг лукавый»). Психоаналитики много писали о гомосексуальном характере донжуанизма и о мужчинах, делящих между собой женщин (см.: Freud 1953 — 965/12: 63; Devereux 1978: 208; Rancour-Laferriere 19856: гл. 47). Когда Онегин испьггает наконец любовь к женщине, ею окажется Татьяна, но Татьяна, ставшая женой одного из его друзей. Повествование заканчивается, когда Онегин и муж Татьяны остаются одни в комнате, которую она только что покинула. Мы чувствуем, что между мужчинами должно свершиться нечто ужасное, сродни тому, что случилось между Онегиным и Ленским в конце сна нашей героини.

Хотя отношения с Ленским оборвались роковой дуэлью, до этого противники были вполне друзьями: виделись каждый день и были неразлучны, или, точнее сказать, были неразлучны в дневное время. Вечерами Ленский отправлялся к Ольге, и Онегин слегка ревновал:

«Куда? Уж эти мне поэты!»

- Прощай, Онегин, мне пора.

«Я не держу тебя; но где ты

Свои проводишь вечера?»

(Пушкин 1937 — 1959/б: 51)

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 185. Читать онлайн