ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 678. Читать онлайн

Она между тем всю себя отдавала заботам о детях: «<...> она сама страшно мучалась и казнилась постоянно с детьми, с их здоровьем и болезнями» (Там же). Она старалась сделать все для того, чтобы дети не болели. Характеризуя ее, Позднышев, в частности, говорит: «Жена была чадолюбива и легковерна» (Там же: 43). И при этом считает, что она только выиграла бы в ero глазах, если бы не боялась так, что кто-то из детей может умереть, если бы, как бывало в прежние времена, больше верила в Бога, чем во врачей:

Ведь если бы у них была, как в старину у женщин, вера: что Бог дал, Бог и взял, что ангельская душа к Богу идет, что ему, умершему ребенку, лучше умереть невинному, чем умереть в грехах и т. п., чему ведь верили же люди; если бы у них было что-нибудь подобное этой вере, то они могли бы переносить спокойнее болезни детей <...> (из восьмой, литографированной, редакции; Там же: 320).

И конечно же будь все так, Позднышев тоже мог бы «переносить спокойнее болезни детей» и получать от жены больше внимания. Заметим, между прочим, что в этом высказывании почти не маскируется тот факт, что отец желал смерти своим детям.

Если бы Василий чувствовал, что ero по-настоящему любила ero мать, он не стал бы порицать так матерей и не занимал бы столь жесткую позицию по отношению к матери своих же собственных детей. Когда жена с головой уходила в разнообразнейшие хлопоты, связанные с уходом за детьми, у него появлялось вполне определенное ощущение, что что-то тут не так. Он не мог спокойно видеть, как она проявляла поистине материнскую заботу о детях: ведь и е ау хотелось, чтобы за ним ухаживали примерно так же. Подобная реакция Позднышева в значительной степени объясняется тем, что в детстве он явно был обделен вниманием со стороны матери. Поскольку еще в ранние годы его нарциссизму была нанесена рана ero же собственной родительницей, он относился к самой важной в его теперешней жизни женщине так, словно она бьиа ero матерью. По временам жена Позднышева и в самом деле как бы замещала ero мать'".

Или, используя введенный в научный оборот Ч.С. Пирсом"" семиотический термин, который я уже применял в отношении Пьера Безухова, когда тот слишком уж явно проявлял инфантильнос1ь, жена Позднышева выполняла порой функции идеализированного образа его матери (см.: Rancour-Laferriere 1993а: 54 — 71).

б78

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 678. Читать онлайн