Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 167. Читать онлайн

Отчетливость нашего понимания примиримости каждой нз этих трех противоположностей, не будучи полной ни для одной нз ннх, вес-таки достаточнее для первой, чем для второй, — всего ис меньше она для третьей. Между тем уразумение, хотя и нс полное, примиримости гакой-нибудь из этих противоположностей во всяком случае проливает свет и на две остальные, служа для ыих образом н подобием.

Какую ис конечную цель имеет, собствсыно, в виду все это рассмотренное здесь таинственное руководительство индивидуальной жизнью, на это Мохао указать лишь в общих чертах. Если остановиться ыа отдельных случаях, то часто похаиется нам, что они клоыятся лишь к нашему преходящему, временному благу. Но последнее, при саоеМ ничтожестве, несовершенстве, пустоте и бренности, не может серьезно быть последнею целью этого руководительства: нам ыадо поэтому искать ее в нашем вечном, за пределы индивидуальной жызыи выходящем бытии. И вот здесь-то мозкно лишь в самой общей форме схазать, что наш жизненный путь регулируется благодаря этому руководительству таким образом, что из всей совокупности познаний, получаемых нами во время его прохождения, возникает метафизически целесообразыейший взгляд на волю, которая являет собою ядро и внутреннюю сущность человека. Ибо хотя воля х жизни получает свое осуществление и проявление в жизни всего мира вообще, но пры этом каждый человек есть все-тахи эта воля r жизни на свой совершенно индивидуальный и единственный лад, как бы индивидуализированный ахт ее, достаточно соответственным осуществлением которого поэтому и может быть только вполне определеыная форма мировой жизни, данная в специально этим человеком переживаемых событиях. А так Ках ыа основе моей философии серьезного (в протывополоиность философии чисто профессорской, нли шутовской) последнею целью земного бытия мы признали отвержение воли к иизни, то мы долины приюпь, что сюда постепеныо влечется каждый — на свой особый, совершенно иыдивидуальыый лад, т. е. часто с далекими обходами. А так как, далее, счастье и наслаждение, собственно говоря, протыводействуют достижению этой цели, то, в соответствии с зтнм, мы и видим, что с каждой иизнью неминуемо сплетены ыесчастьс и страдание, хотя и в очень неравной доле и лишь изредка — в доле чрезмерной, а ыменно, в трагических развязках, когда дело имеет такой вид, будто воля некоторым образом насильственно побуждается х отрицанию июни и достигает возрождения как бы с помощью кесарева сечения.

Так и ведет нас это невидимое и лишь в сомнительном свете сказывающееся руководительство вплоть до смерти — этого истинного результата, а потому и цели нашей жизни. В час смерти все таинственные (хотя, собственно, в ыас самих коренящиеся) силы, которые определяют вечную судьбу человека, соединяются и приходят в действие. Из их столкновения возникает тот путь, по которому человек должен oTHbtHc идти, — подготовляется его возрождение, вместе со всем благом ы горем, какое скрыто в последнем и отныне непреложно определено. Вот чем и объясняется глубоко серьезный, важный, ториественыый и страшный характер смертного часа. Это — хрнзис, это, в самом строгом смысле слова, — Страшный суд.

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 167. Читать онлайн