Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 316. Читать онлайн

сказать, что халдый из таких людей представляет собой лишь маленыкую дробь идеи человечества, тах что ero ыузкыо дополнить многими другими для того, чтобы получилось до некоторой степени полное человеческое сознание; ыапротив, человек целый, человек раг excellence', представляюший единицу, а не дробь, достаточно имеет в себе одном. В этом смысле обычно общество мокло сравнить с той русской музыкой горнистов, где каидый рожок обладает лишь одним тоном, так что музыка возыихает только при точном созвучии их всех. Ибо чувство и ум большинства людей монотонны, как такой однотоыный рожок: ведь многие ыз ыих и имеют такой вид, точно в голове у них постоянно одна и та ае мысль и они не способны переменить ее ни на какую другую. Вот чем, следовательно, объясняется не только то, почему оыи тах скучны, но и то, почему они так общительны и всего охотнее выступают толпами: the gregariousness of mankind'~. Именно монотонность собственного существа и становится невыносимой каждому из иих: omnis stultitia laborat fastidio sui; только вместе, соединившись, способны они что-либо собою представить, — подобно упомянутым горнистам. Напротив, одаренного умом человека моино сравнить с виртуозом, который один HcIIo JIHRcT свой концерт, или такие с фортепиано. Именью, Ках последнее само по себе является маленьким оркестром, так и оы есть маленький мир, представляя с одним только своим личным сознанием то, чем другие становятся лишь при совместной деятельности. Подобно фортепыаыо, он не входит в состав симфонии, а предназначен для соло и одиночества; если ие ему приходится выступать сообща с другими, то оы может быть только, ках и фортепиано, главным голосом при аккомпанементе или служить для подачи тона, томе как фортепиано в вокальной музыке. Кто тем не менее любит общество, тот мотет вывести себе ыэ этого срааиспиа следующее правило: чего окруягающим его лицам недостает в качестве, то надо до некоторой степени возмещать их количеством. Ему может быть достаточно общения с одним-единственыым умным человехом, но если кругом мозкно найти только обыденный сорт людей, то зкелательно запастись ими побольше, чтобы получить что-нибудь хотя бы с помощью действующего многоразличия, — по аналогии опать-таки с названными горнистами. Пошли только ему небо нужное для этого терпение...

Той ые самой внутренней пустоте и скудости людской надо приписать и то, что если при случае люди лучшей категории соединятся в союз

есть что-либо непосредственное, то есть она основана sc на любви L обществу, а ва страхе перед одиночестеом: здесь ве столько ищут драгоценного присутствия щэутвх, сколько, наоборот, стараются избеиать пустынного а тягостного пребывания наедине с собой, вместе с монотонностью собственного сознания. С этой целью довольствуются даве и дурньпа обществом, а равным образом мирятся е теми стеснениями н привуидевием, какие необходвмы при всяком общении с людьми. Но коль скоро ухе взяло верх отврашевие ко всему этому и вследствие того образовалась привычка к одиночеству и нечувствительность а его нецосредетвевной тягости, так что оно не оказывает уие вышеописанного действва, тогда монна с величайшим удобством продолинть н впредь одинокое существование, не тоскуя по обществу, — именно потому, что потребность в вем не прямая, а с другой стороны, человек привык ухе а благодетельным свойствам одиночества.

ч по преимуществу (лат.).

'ч стадность человечества (англ.).

ьчч глупость ие aocroaaao страдает, гнушаясь тем, что имеета4 (лат.).

316

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 316. Читать онлайн