Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 103. Читать онлайн

за ней лишь косвенное воздействие на вещи, именно — на человеческий лад, посредством познания и материи, тогда как у меня воля действует не столько на вещи, сколько в них самих: мало того, самые вещи — не что иное, rex ее видимое обнарухение. Во всяком случае, из этого совпадения видно, что все мы молем мыслить изначальное не иначе как в качестве некоторой воли. Паюпеизм называет действующую в вещах волю богом, на нелепость чего ядовольно часто и резко указывал, ,- я ие называю ее волею к жизни, ибо в этом выра;кении дано все, что мы момем знать о ней. То ие самое отношение косвенного к непосредственному выступает еще и в морали. Тенеты хотят соответствия мезкду тем, чтб pro-либо делает, и тем, что он претерпевает; я — rove. Но у них оно осуществляется лишь с течением времени и с помощью судьи и воздаятеля; я, напротив, считаю его непосредственным, усматривая одну и ту ае сущность как в действующем, так и в сзрадающем. Моральные выводы христианства, вплоть до высшего аскетизма обоснованы у меня рационально и в связи с общим строем надей, мс~кду тем xat в христианстве основою нх слузгат простые легенды. Вера в этн последние с ка:кдым днем исчезает все более и более; вот почему люди н долины будут обратиться а моей философии. Пантеисты ис могуг иметь никакой серьезной морали — у них все божественно и все превосходно.

Мне пришлось выслушать много порицаний за то, что s, философстsya, т. е. теоретически, изобразил иизнь полной горя и далеко не привлекательной: но ведь тот, кто на практике обнаруживает самое решительное к ней прснебрезкение, встречает похвалы и даме удивление, — того ие, rro усиленно заботится о ее сохранении, презирают.

Едва мои произведения успели возбудить внимание отдельных лиц, как был уие предъявлен аса о приоритете по отношению к моей основной мысли и было указано, что Шеллинг где-то выразился: "Воление есть псрвобытие""; нашлись и разные там другие места в том ие роде. Что касается самой сути дела, то надо заметить, что корень моей философии содержится уке в философии кантовской, особенно в учении об эмпирическом и умопостигаемом характере; вообще ке этот корень заключается в том, что всякий раз, когда Кант несколько бдите затрагивает вещь в себе, она проглядывает через свое покрывало в качестве воли: зто прямо подчеркнуто в моей "Критике кантовской философии", где поэтому я и заявил, что моя философия — лишь до конца продуманная философия кантонская. Вот почему нс надо удивляться, если философемы Фихте и Шеллинга, roae исходящие от Канта, являют некоторые следы той ие самой основной мысли, хотя они и выступают там без порядка, связи и последовательности и потому в них надо видеть не более как предвестие моего учения. Вообще хе по этому поводу надлеиит сказать, что открытию всякой великой истины предшествует ее предчувствие, смутная догадка о ней, неясный образ ее, как бы проносящийся в тумане, тщетное поползновение уловить ее: ибо она узке подготовлена дв~жением времени. Вот отчего и появляются здесь и там отдельные выражения, слузкащие как бы прелюдией r неи. Но лишь тот, кто познал истину нз ее оснований и продумал ее в ее следствиях, развил все ее содерзгаьше, обозрел всю область ее применения и притом ясно н связно взлаял ее с полным сознанием ее ваэкности, — только тот может быть назван ее родоначальником. Если ае кто-нибудь в древние

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 103. Читать онлайн