Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 16. Читать онлайн

зультатами воздействия первичных свойств ыа наши органы чувств, т. с., значит, простыми ощущениями в них; сюда относятся цвет, звук, вкус, запах, твердость, мягкость, гладкость, шероховатость и т. д. Они не имеют поэтому ни малейшего сходства с возбумдающими их особенностями вещей е себе и долмсыы быть сведены к названным первичным свойствам как своим причинам, и только эти последние свойства чисто объективны и действительно находятся в вещах (там ие, кн. 1, гл. 8, 8 7 сл.). Таким образом, наши представления о вещах, действительно, есть их верные копии, которые точно передают свойства, присущие вещам самим в себе (там хс, $ 15; приветствую читателя, который действительно чувствует, ыасколько комичен становится здесь реализм). Итак, мы видим, что Локк из природы вещей в себе, представления о которых мы получаем извне, исключает то, что есть действие нервов в органах чувств: легкое, понятное, неоспоримое рассувщение. Но впоследствии Каюл пошел по этому пути неизмеримо дальше, выделив татке и то, что есть деятельность нашего мозга (этой несравненно большей нервной массы); благодаря этому все локковскис якобы первичныс свойства спустились на уровень вторичных, а мнимые вещи в себе — на уровень простых явлений, действительная ае вещь в себе, обникенная теперь и от первичных свойств, осталась совершенно неизвестной величиной, простым х. Это требовало узге, конечно, трудыого и глубокого анализа, который долго приходилось защищать против нападок недоразумения и непоыымания.

Локк не дедуцируст своих первичных свойств вещей и не дает никакого дальнейшего объяснения, почему чисто объектывны именно эти, а не хахас-нибудь другие свойства, довольствуясь указанием ыа то, что они неунычтоыимы. Если зке мы постараемся разобраться сами, почему он объявляет не существующими объективно те свойства вещей, которые совершенно непосредственно действуют на ощущение, следовательно, приходят прямо извне, и, напротив, признает объективность за теми, которые (raa с тех пор было выяснено) возникают нз самобытных функций нашего интеллекта, то причиной этого окаыется то, что объективно созерцающее сознание (сознаыис других вещей) необходимо требует сломаного аппарата, в виде функции которого оно проявляется: его существеннейшие основные определения заложены уае, следовательно, внутри, благодаря чему всеобщая форма, т. е. вид и способ созерцания, из которого только и мозкст получаться à priori познаваемое, представляется как бы основною тканью созерцаемого мира и потому выступает как нечто абсолютно необходимое, чуыдос исипочений и никоим образом не устранимое, так что оно уже заранее положено условием всего остального и его многостороннего разнообразия. Как известно, этой формой будуг преыдс всего время и пространство и то, что ыз ыих следует и только через них возможно. Сами по себе время и простраыство пусты; когда ые что-нибудь в них входит, то оно долило выступать в качестве материи, иными словами, как нечто действующее, следовательно — как причинность. Ибо материя сплошь — чистак причинность: ее бытие состоит в ес действии, и наоборот, материя — это именно только объективно воспринятая рассудочная форма самой причинности ("О чстверояком корне закона достаточного основания", 2-е изд., с. 77;

16

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 16. Читать онлайн