Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 69. Читать онлайн

ие нечто в себе и для себя существующее как протяженное и т. д., чему представление в нас слузгит простым отражением, или снимком. При этом янапомню то, ,что выяснено мною в трактате "О четверояком корне*' (2-е изд., с. 77) н менее подробно — в "Мире как воле и представлении" (т. 1, с. 9 и т. 2, с. 48; 3-е изд., т. 1, с. 10 н т. 2, с. 52), а именно — что сущность материи заключается исключительно в ее действенносmu. что, следовательно, это — сплошная причинность и что так как мыслимая Ksx таковая îíà теряет всякое отдельное качество, т. е. всякий специфический род действования, то она — действие вообще, или чистая, всех блииайших определений лишенная причинность, причинность in abstracto; для более основательного понимания этого прошу обратиться к указанным местам. Но и Каюн узке учил, хотя лишь я дал этому правильное доказательство, что всякая причинность — это лишь форма нашего рассудка, т. е. существует только для рассудка и в рассудке. Отсюда мы видим теперь, что предполагаемое реальное Локка, материя, таким путем всецело переходит в идеальное и, следовательно, в субъект, т. е. существует единственно в представлении и для представления. Уме Кант, конечно, своей точкой зрения отнял у реального, или у вещи в себе, материальность: но зато у него оно и осталось только в качестве совершенно неизвестного х. Я ае, в конце концов, как на истинно реальное, или вещь в себе, которая одна только обладает действительным, от представления н его форм не зависимым бытием, указал на волю в нас, тогда как до тех пор ее необдуманно причисляли к идеальному. Из этого видно, что Локк, Кант и я находимся в тесной связи, представляя на протяжении почти двух столетий постепенное развитие связного н даэке единого процесса мысли. В качестве связующего звена в этой цепи надо считать еще такж Давида Юма, хотя, собственно, только по отношению к закону причинности. Что касается этого автора и его значения, то я скалу еще следующее.

Локк, как и идущий по его стопам Кондильяк со своими учениками, доказывает и приходит K выводу, что возникающему в органе чувств ощущению долина соответствовать его причина вне нашего тела, и потом, что различиям такого эффекта (чувственного ощущения) соответствуют такие различия причин, каковы бы они в конце концов ни были; отсюда затем вытекает упомянутое выше различие мсвщу первичными и вторичными свойствами. На этом они и останавливаются, так что теперь перед нами оказывается объективный мир в пространстве, мир чистых вещей в себе, которые, хотя лишены цвета, запаха, звука, ни теплы, ни холодны и т. д., однако прот~сины, имеют форму, непроницаемы, подвиины н исчислнмы. Но самую аксиому, в силу которой совершился такой переход от внутреннего х внешнему, а с ним и все это отвлечение и установление вещей в себе, т. е. закон нричинноани, они, подобно всем преиним философам, приняли как разумеющийся сам собою, без всякого испытания его состоятельности. Сюда и направил Юм свою скептическую атаку, подвергнув coMEcnnlo состоятельность этого закона, потому что опыт, из которого, согласно этой философии, берут начало все наши познания, никогда не может дать самой причинной связи, а всегда дает только простую смену состояний во времени, т. е. никогда не мокнет обнаруиить необходимую связь, а обнаруииваст

69

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 69. Читать онлайн