Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 38. Читать онлайн

полонений у него здесь мало или совсем нет — по крайней мере, в виде связного целого. То обстоятельство, что его полемике мы обязаны значительною частью наших сведений о более древних философемах, — это заслуга случайная. На Платона оы нападает более всего именно там, где тот вполне на своем месте. Платоновские "идеи" постоянно возвращаются к нему на уста как нечто такое, чего оы не монет переварить: он решительно не хочет нх допускать. Проницательности достаточно в опытных науках, и потому у Аристотеля замечается преимущественно эмпирическое направление. Но так как с тех пор эмпирик успела сделать такие успехи, что она отноаггся к своему тогдашнему состоянию, как зрелый возраст к детству, то в настоящее время изучеыие Аристотеля, непосредственно не может особенно способствовать развитию опытных наук, хотя, конечно, монет содействовать ему косвенно — благодаря методу и истинной научности, которая его характеризует и от него ведет свое начало. В зоологыи, впрочем, он еще и теперь непосредственно полезен — по крайней мере в частностях. Вообще ие его эмпирическое направление пороидает в нем наклонность "расплываться в ширину": от этого начатая нить рассузкдения прерывается у нето так легко и так часто, что он почти не в состоянии проследить какой-либо ход мыслей в течение долгого времени и до конца, — а мекду тем в этом именно и состоит глубокое мышлеыие. Аристотель лсс всюду подымает проблемы, но только касается их и, не решая или далсе не подвергая их основательному разбору, тотчас переходит к чему-нибудь другому. Поэтому сто читатель и думает так часто: "Вот сейчас будет что-то", — но ничего не появляется; поэтому ае сплошь и рядом он затрагивает проблему и на короткое время останавливает на ыей свое внимание, н вам каистся, будто истина вертится у него на языке, — как вдруг он узке занят чем-нибудь другим и оставляет вас в плену сомнения. Ибо ни на чем он не монет останавливаться подолгу, а перескакивает m того, что занимает его в данную минуту, к чему-нибудь иному, что сейчас только пришло ему в голову, подобно тому как ребенок роняет игрушку, чтобы схватить другую, только что попавшуюся ему на глаза. В этом — слабая сторона его ума; это — иивость поверхностности. Отсюда объясняется, почему, несмотря на то что Аристотель обладал в высшей степени систематической головой (ведь он первый обособил и классифицировал науки), его изложению тем не менее недостает систематического порядка, и мы не замечаем в нем методического движения вперед, дике разъединения неоднородных элемеытов н соединения однородных. Он передаст свои мысли, как онн приходят ему в голову, не продумав их сначала и не набросав себе ясыой схемы: он думает с пером в руке, что, конечно, большое облегчение для писателя, но сильно затрудняет читателя. Вот почему его изложение лишено плана и нс удовлетворяет; вот почему он сто раз принимается говорить одно и то хе, так как ero внимание постоянно отвлекают посторонние предметы; вот почему он не может сосредоточиться на одном вопросе, а переходит с пятого на десятое; вот почему он, как описано выше, водит за нос читателя, который HRItpKKCHBo идет решеыия поставленной проблемы; вот почему, посвятив узге много страниц какому-нибудь вопросу, он вдруг сызнова начинает ero исследование со словами 'Ъарврач o6v

38

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 38. Читать онлайн