Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 105. Читать онлайн

тякелую борьбу с нецонимаиием, тупостью, испорченным вкусом, личной корыстью и завистью — с этим достойным союзом, про который Шамфор говорит: "При виде лиги глупцов против талантливых людей МоКНо подумать, что перед вами заговор лакеев для устранения господ*'6. Мне ие сверх того надо было иметь дело с особенным врагом: значительная часть Tcx, rTO был призван и имел возмозжость руководить в моей специальности мнением публики, получила места и оклады, для того чтобы распространять, восхвалять, превозносить до небес худшее, что только ecn„— гегелъянщмну. Мезхду тем этой цели нельзя достигнугь, если в то ие время признавать, хотя бы лишь до некоторой степени, то, что есть хорошего. Этим да и объяснит себе позднейший читатель тот загадочный для него фахт, что я для своих настоящих современннхов остался столь ае чулдым, rrr человек на луне. Однако система мыслей, которая, несмотря на отсутствие всякого участия со стороны других, могла в течение долгой июни неустанно s пиво занимать своего автора и побуидать его к упорному и невознагразгденному труду, этим самым свидетельствует о своей ценности и о своей истинности. Без всякого поощрения извне одна только любовь r делу в течение долгих дней моих подлечивала мою энергию и не давала мне устать; с презрением внимал я при этом громкой славе, какой пользовалось недостойное. Ибо при вступлении моем в иизнь мой гений предложил мне на выбор: или познать истину, но никому ею не угодить, нли хс вместе с другими учить ломному, пользуясь поддерлой н одобрением, — и выбор этот был для меня нетруден. Но оттого-то судьба моей философии и оказалась противополоиной той, какую имела гегельянщина, — настолько противоположной, что их можно считать двумя сторонами одного и того ие листа, сообразно харахтеру обеих философий. Гегельянщина, чузхдая истины, ясности, ума, даме простого человеческого смысла, r тому ае еще облеченная в одемду отвратительнейшей галиматьи, какая была когда-либо слыхана, стала патентованной и привилегированной профессорской философией, т. е. нелепицей, кормившей своего радетеля. Моя ие, одновременно с ней появившаяся философия, котя и имела все недостававшие той качества, но не была выкроена по мерке хахих-либо высших целей, — она была совершенно не приспособлена по тогдашним временам для кафедры и потому, как говорится, была ни r селу, ни r городу. Отсюда и воспоследовало, ках день за ночью, что гегельянщина превратилась в знамя, под хоторое сбегалось все, моя ие философия не нашла себе ни сочувствия, ни приверженцев — - напротив, с единодушной преднамеренностью ею совершенно пренебрегали, ее утаивали и где можно вытравляли, ибо ее присутствие нарушило бы столь выгодное полон:ение дел, подобно тому ках китайсхне тени на стене исчезают при появлении дневного света. Оггого-то я и стал Железной Маской или, rar выражается благородный Доргут, Каспаром Хаузеромз~ профессоров философии, — я был затрачен от воздуха и света, чтобы меня никто не увидел и чтобы мои прироиденные права не могли получип себе признания. Но теперь человек, похороненный профессорами философии, вновь возродился, чтобы повергнуть их в замешательство; они даи;е не знают, какое ие теперь выражение лица им надлеиит сделать при этом.

105

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 105. Читать онлайн