Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 131. Читать онлайн

Одну забавную черту в философствовании этих ремесленников я указал уие выше по поводу "синтетической апперцепции", а именно — ту, что, хотя они Не пользуются кантонской философией, которая для Нах очень неудобна и r тому зге слишком серьезна, они паис не в состоянии надлежащим образом понимать ее, тем не менее, чтобы придать своей болтовне научный вид, они охотно сыплют заимствованными нз нее выражениями, вроде того как дети играют с папашиной шляпой, палкой н шпагой. Так поступают, например, гсгельянцы со словом "категории", которым они обозначают всякого рода широкие общие понятия, в счастливой невинности нисколько не заботясь об Аристотеле и Канте. Далее, в кантовской философии много говорится об имманентном в трансцендентном употреблении и значении аааип познаний. Вдаваться в такого рода опасныс различения было бы, конечно, не ro двору нашим лисфилософам; но за выраиения-то они ухватились весьма охотно, потому что все это звучит вполне учено. Так вот они и пользуются ими следующим образом: как-aarar, а ведь их философия всегда имеет своим главным предметом Господа Бога, который поэтому и выступает в ней rar добрый старый знакомый, не нуидающыйся в рекомендации; отсюда их диспугы о том, пребывает ли он внутри мира или зке остается вне его, т. е. в пространстве, где нет мира, — в первом случае они и титулуют его имманентным, а во втором — трансцендентным, делая при этом, конечно, в высшей степени серьезную и ученую мину и используя к тому зке гегелевский иаргон. Это — премилая шутка, но нам, людям поиилым, она напоминает гравюру в сатирическом альманахе фалька, изображающую, rar Кант отправляется на воздушном шаре на небо и сбрасывает все принадлезгности своего костюма, включая сюда и парик, на землю, где их подбирают для собственного украшения обезьяны.

Но что вытеснение серьезной, глубокомысленной и честной философии Канта пустозвонсгвом пустых софистов, руководимых личными целями, оказало самое пагубное влияние на культурное развитие эпохи, — это не подлсзгит сомнению. В особенности прославление такой совершенно ни гп иной и ничего, кроме вреда, не способной причинить головы, как Гегель, прославление его как первого философа настоящего н всех времен — вот что, надо думать, и было причиною, вызвавшей тот регресс философии и обусловленный им упадок высшей литературы вообще, какие мы видим за последние 30 лет. Горе тому времени, когда в философии место уразумения и ума заступают наглость и глупость! Ведь плоды усваивают вкус почвы, на которой они выросли. То, что превозносят громко и публично на асех перекрестках, читается и слуиит, таким образом, духовною пищей для молодого поколения, а она оказывает самое peaurrem»aoe влияние на его соки и потом — на его дела. Вот почему философия, господствующая в ка:кдое данное время, определяет дух последнего. Вели, следовательно, господствует философия абсолютной бессмыслицы, если беспочвенные и языком сумасшедших изложенные нелепости считаются великими мыслями, то в результате такого посева и вырастает милое поколение людей без таланта, без любви к истине, без честности, без вкуса, без порыва к чему-либо благородному, к чему-нибудь возвышающемуся над материальными интересами, к которым принадлежат и интересы политические: такое зрелище мы

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 131. Читать онлайн