Прежде всего, Господь хочет примирения


...

Ложное чувство вины

Здоровое чувство вины исчезает. Все больше людей чувствуют себя все менее виноватыми. Раньше очень многие исповедовались, но немногие причащались, сегодня же многие христиане приходят причащаться, но мало кто исповедуется. Заявления вроде: «Зачем мне исповедоваться? Я же не убивал, не крал, я даже не изменял» – обнажает пугающее обнищание чувств. Ведь недаром святые всегда чувствовали себя великими грешниками. Сегодня же полугрешники чувствуют себя полусвятыми. Кто живет Духом Господним, у того всегда будет достаточно причин искать примирения и признаваться перед Богом в отсутствии любви, в своей невоздержанности или жадности.



ris7.jpg

Конечно, я радуюсь, когда мне удается пресечь ложное чувство вины, патологические жизнеотрицающие настроения. Когда это удается – происходит подлинное освобождение.

Передо мной лежит письмо одной пожилой дамы, которая страдает психическим заболеванием, вызванным чувством вины. «Я прямо с вожделением окунаюсь в самоотрицание и самоуничижение». Я чувствую глубокую виновность в самом факте своего существования, потому что в 20 лет ушла из дома и самовольно вышла замуж. И все это – против желания моих родителей. После этого мой отец умер от рака, а один из братьев погиб в аварии. Это была кара Господня за мое непослушание. Простит ли Он когда-нибудь мою вину?» Женщина помоложе жалуется: «Я испытываю чувство страха и вины по от ношению к своей покойной матери. Она так любила меня – а я иногда бросала ее, несмотря на се мольбу не делать этого; но мне это было невмоготу. Моя жизнь зачахла; я не вышла замуж, и теперь страдаю постоянными депрессиями и искривлением позвоночника». Обе женщины ощущают себя виновными и ищут подсознательно самонаказания, так как считают, что они поступили не по-христиански. В то же время, они обе чувствовали, что им предназначено что-то другое. Одна воспротивилась и убежала, другая осталась. И обе, несомненно, были без вины виноваты, то есть их внутренний голос был заглушен – в одном случае, четвертой заповедью, в другом – связью с матерью. Интуитивное ощущение: «я чувствую, что должна, обязана это сделать» – подчинилось внушению: «Тебе этого нельзя. Не причиняй мне этого, что скажут люди?"

Почти всегда депрессивные состояния и страдания, причиненные таким функциональным, привитым чувством вины, не проходят даже после десятков исповедей. Ибо одно признание своей ложной вины, без самопрощения, не может привести к освобождению.

Настоящая вина – в измене любви, а не обязательно в нарушении какой-либо заповеди. Человек, сбитый с толку в своем самосознании и в поисках самого себя, теряет способность различать. Он делается все более покорным и старается быть совершенным, чтобы тем самым добиться признания. Он не способен больше сказать «нет», не желает причинить кому-либо боль, разве что самому себе – своего рода библейское «самоуничижение паче гордости». Такие расстройства сознания возникают в силу годами повторяемых угроз и требований подчинения: «Ты сведешь меня в могилу», – «Ты ничего не умеешь», – «Ох, как болит голова! Ты один в этом виноват», – «Не уходи, ты мне нужен», – «Вот погоди, все расскажу отцу» и т. п.

22-летний мужчина, единственный сын нестарой вдовы, в один прекрасный день выразил желание уехать на три года в какую-нибудь слаборазвитую страну, чтобы помогать там людям. Мать умоляла его этого не делать. А если с ней вдруг что-нибудь случится, и никого не будет рядом?! Молодой человек, сбитый с толку, спрашивает у меня совета. Ниже я привожу отрывок нашего разговора:


Пациент: Я хотел бы поехать в Африку, чтобы помогать там людям.

Терапевт: И этому что-то препятствует?

Пациент: Да, моя мать. Она этого не хочет. Она боится одиночества.

Терапевт: Она больна или беспомощна?

Пациент: Напротив, она в полном здравии. Но если я уеду, мне не избавиться от чувства вины. Ведь она-то всегда была со мной рядом.

Терапевт: Так значит, вы не сможете никуда поехать до самой смерти вашей матушки?

Пациент: (после продолжительной паузы): Я вдруг вспомнил о человеке, который обещал пойти за Иисусом, но только после того, как похоронит своего отца. Иисус потребовал от него радикального разрыва.

Терапевт: Вы ощущаете в себе этого человека?

Пациент: Я не знаю. Может быть. Я знаю только одно, что этот зов – ехать в Африку – живет во мне уже давно.

Терапевт: Вы помните историю исчезновения маленького Иисуса? Родители отыскали его после трех тревожных дней, и стали упрекать. На что Он ответил: «Разве вы не знали, что я должен следовать своему внутреннему голосу – голосу Моего Отца – больше, чем вам? И что вы обязаны отпустить меня?

Пациент: Но что будет, если с моей матерью что-нибудь случится?

Терапевт: Вероятно, вы будете чувствовать себя виновным, но виновны не будете.

Пациент: Так что же мне делать?

Терапевт: То, что вам подсказывает ваш внутренний голос.

Пациент: Если бы это было так просто!

Терапевт: Вы согласитесь, чтобы я сейчас помолился за вас?

Пациент: Конечно, с радостью.

Терапевт: Иисусе, благодарю Тебя за то, что Ты здесь. Тебе известна проблема Твоего брата, известна его дилемма, ведомы его пути. Я молю: научи его мужеству принять правильное решение и уверовать в Твою поддержку. Прими его под кров Свой и убереги его мать. Да сбудется все во славу Твою. Через некоторое время молодой человек позвонил и сообщил мне, что он едет в Африку. Его мать в душе уже свыклась с этой мыслью. Она почувствовала, что не сможет его удержать. Какое счастье для сына, что неверным шагом он не вверг себя в серьезное функциональное заболевание, порожденное ложным чувством вины.

Сильная привязанность родителей к детям, преувеличенное желание гармонии и упреки в неблагодарности порождают, как правило, ложное чувство вины. А потом детям становится трудно отказывать другим в исполнении их желаний, они не могут свободно идти своим собственным путем и самостоятельно познать жизнь со всеми ее опасностями. Такие люди живут экономно и узко, очень приспособление и осторожно. Постоянными услугами Богу и людям, они стараются оправдать свое право на жизнь. Каждая ошибка ощущается ими, как вина, и чтобы загладить ее, они идут на постоянные уступки. Подобные люди должны научиться каждодневно являть Богу свои мнимые и реальные грехи и уметь прощать себе, как они прощают и грехи другим, чтобы из-за постоянных оглядок, как когда-то жена Лота, не превратиться в соляные столбы, то есть не заработать себе повреждение позвоночника, сужение вен, ревматическую неподвижность суставов и прочее: ведь человеческий организм энергично протестует против психического насилия и неповиновения внутреннему голосу.