Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 264. Читать онлайн

процесса тож печалился главным образом о том, что не может явиться перед палатой пэров в приличном одеянии, и да:ке в час казни он всего больше досадовал на то, что ему не позволили перед тем побритъся. Что и преяще бывали подобные случаи, это мы видим из замечания Momeo Аммана в предпосланном ero знаменитому роману "Гусман дс Альфараче" ы введении (declaracion), именно — что многие заблудшие преступники в последние часы, которые они доли:ны были бы посвящать исвпочительно спасению своей души, вместо того занимаются обдумыванием и заучиванием неболыпого поучения, какое им иялательно произнести на лестнице эшафота. В подобных чертах мы, впрочем, находим свое собственное отражение, ибо повсюду из ряда вон выходящие случаи дают наиболее яркую иллюстрацию сути. У всех у нас то, что составляет предмет наших забот, печалей, скорбей, досад, беспокойств, трудов и т. д., в болыпинствс, пожалуй, случаев связано, собственно, с чуиим мнением и столь ае нелепо, ках у тех бедных висельников. Здесь и по большей части лезгит и источник нашей зависти и ненависти.

Очевидно поэтому — едва ли что могло бы в такой степени содействовать нашему счастью, которое главнейшим образом опирается на душевное спокойствие и доволъство, как ограничение и ослабление этого стимула до разумно оправдываемой меры, быть может, в 50 раз меньшей, чем теперь, — иными словами, освобопдение нашего тела от этого постоянно терзающего нас мала. Это, однако, очень трудно, — здесь нам приходится иметь дело с естественной и вроиденной извращенностью. "Etiam sapintibus cupido gloriae novissima cxuitur" а, — говорит Тацит (История, IV, 6). Единственным средством избавиться от этой всеобщей глупости было бы ясно признать ее таковой и для этой цели убедитъся в следующем: болыпинство мнений, которые царят в головах людей, обычно бывают совершенно псины, превратны, ошибочны tt нелепы и потому сами по себе не заслуживают никакого внимания; затем, мнение других, в большинстве вещей и случаев, может иметь очень мало реального влияния на нас; далее, оно по большей части вообще бывает очень неблагоприятным, так что почти кикдый почувствовал бы смертельную обиду, если бы услышал, что о нем говорится и в хаком тоне; нахонец, даме сама честь, собственно, имеет для нас лишь косвенное, а не непосредственное значение и т. п. Если нам таким образом удастся отречься от этой общей глупости, то в результате неимоверно asmrpaer наше душевное спокойствие и веселье, а равным образом мы приобретем более твердые и уверенные приемы, выработаем себе во всех отношениях более непринужденное и естественное поведение. То apa3ste благотворное влияние, какое имеет sa trsme душевное спокойствие уединенный образ июни, зависит в значителънейшей мере от того, что такая иизнь избавляет нас от ttocroaaaoro пребывания на глазах у других и, следовательно, делает ненуяшым всегдашнее сообразхсние о том, иково будет их мнение, и тем возвращает нас себе самим. Кроме того, мы язбеиалн бы тогда очень многих реалъных несчастий, в какие повергает нас теперь уме одно это чисто идеальное стремление подняться в мнении других, вернее — эта пагубная глупость; вместе с тем мы стали бы

' "Даис мудрецы иэбаалюотса от страсти а слала после scero" (лат.).

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 264. Читать онлайн