Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 132. Читать онлайн

и наблюдаем теперь. Этим и sago объяснять, почему за эпохой, когда иили философ Кант, поэт Гете, композитор Моцарт, могла последовать теперешняя эпоха политических поэтов, еще более политических философов, голодных, литературной лозкью и обманом существующих литераторов н всякого рода пачкунов, которые с легким сердцем покапают язык. Для обозначения этой эпохи есть у немцев особое самодельное, столь ае характерное, сколь и благозвучное слово "Jetztzeit": уи действительно — Jctztzeit, т. е. время, когда думают только о "теперь" и se осмеливаются бросить взора на время грядущее и воздающее. Мне хотелось бы показать этой "Jetztzeit" в волшебном зеркале, какой вид она будет иметь в глазах потомства. Мскду тем только что упомянутое славное прошлое она называет "эпохою косичек" (Zopfzeit). Да, но эти косички висели на головах; теперь зге вместе со стеблем как будто исчезли н плоды.

Оттого приверженцы Гегеля вполне правы, утверждая, что влияние их учителя sa современников было неизмеримо. Совершенно парализовать умы целого поколения ученых, сделать их неспособными ни к какому мышлению, довести их до того, что они уае не знают, чтб значит мыслить, а считают философским мышлением бесцеремонную и вместе с тем нелепейшую игру словами и понятиями, бессмысленную болтовню на традиционные темы философии, ни на чем не основанные утверндсния, пустопорозгнис и противоречивые тезисы — вот в чем состояло прославленное влияние Гегеля. Сравните-ка учебники гегельянцев, какие еще теперь дерзают появляться на снег, с учебниками низко ценимой, в особенности ис с их стороны и со стороны всех послекантовских философов, облитой бесконечным презрением эпохи так называемого эклектического периода, непосредственно предшесгвовавшего Канту: мы найдем, что последние все-таки относятся к первым, как золото — не к меди даме, à r навозу. Ибо в книгах %edepa, Плшпнера'" и других все-таки еще содерзкится богатый запас действительных и отчасти верных, даме ценных мыслей и удачных замечаний, добросовестный разбор философских проблем, поощрение к самостоятельному размышлению, руководство r философствованию и, уа наверное, безусловно честные приемы. Напротив, в любом произведении приверженцев гегелевской школы напрасно будете вы искать какую-нибудь действительную мысль — здесь нет их ни одной, искать какой-нибудь след серьезного и бескорыстного размышления — оно совершенно отсутствует: мы встречаем здесь только смелые сочетания слов, якобы дол:ненствующие иметь scxHH смысл, лаке глубокий смысл, но по некотором исследовании оказывающиеся пустыми, совершенно лишенными мысли и содериания футлярами, с помощью которых писака имеет в виду вовсе не поучать своего читателя, а только обмануть ero, чтобы тот думал, будто перед ннм — мыслитель, тогда как перед ним человек, совершенно не ведающий, что значит мыслить, простой смертный без всяких идей и к тому ня еще без знаний. Это — последствия того, что, в то время как другие софисты, шарлатаны и обскуранты фальсифицировали и извращали только лоэиамие, Гегель извратил дазкс орган познания — сам рассудок. Именно, понузкдая сбитых им с толку учеников втискивать в свою голову в качестве разумного познания грубейшую бессмыслицу, галима-

132

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 132. Читать онлайн