Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 4, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 4
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работа А. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

Том первый («Parerga») содержит произведения, дополняющие его основной труд «Мир как воля и представление», но имеющие и самостоятельную ценность, в том числе знаменитые «Афоризмы житейской мудрости». Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А.
Страница 121. Читать онлайн

менее их предназначала, и брать на себя ношу, которая по плечу только исполинам ума, на самом деле являют поистине иялкое зрелище. Конечно, тяиело слышать пенне хрипящих, смотреть на пляску хромых, но внимать философствованию человека ограниченного — это прямо невыносимо. Чтобы скрыть отсутствие дсйсгвительных мыслей, иные прибегают к импонирующему аппарату длинных и слозных слов, вычурных оборотов, необозримых периодов, новых н неслыханных вырви ений: все это вместе и образует возмозгно более трудный и псевдонаучный инргон. И тем не менее смысла во всем этом не имеется: не получаешь никаких мыслей, se обогащаешь своего миропонимания — остается только вздохнугь и <лазать: "Стук мельницы я сльппу, но муки не вику", или ас убедиться в том, какие зкалкие, заурядные, пошлые и грубые воззрения скрываются за высокопарной трескотней. И чтобы таким горе-философам мои:но было внушить понятие об истинной н страшной заботе, с какой захватывает и до глубины души потрясает мыслителя проблема бытия! Но тогда они не могли бы улк быть горе-философами, не могли бы узке спокойно выскиивать праздный вздох об абсолютной мысли или о противоречии, будто бы кроющемся во всех основных понятиях, — не могли бы с завидным удовольствием забавляться пустыми орехами вроде того, что "мир есть бытие бесконечного в конечном" и "ум есть рефлекс бесконе пюго в конечном*' и т. д. Им пришлось бы плохо: ведь они хотят быть философами и вполне оригинальными мыслителями. Но чтобы обыкновенная голова имела необычные мысли — это так ае невероятно, как то, чтобы на дубе росли абрикосы. Обычные ае мысли всякий и сам имеет, и нет нузщы нх вычитывать у другого; а так как в философии все дело лишь в мыслях, а не в опытах н фактах, то обыкновенные головы ничего здесь н не могут дать. Некоторые, сознавая зто неприятное обстоятельство, набрали запас чувих, по болыпей части нс вполне понятых и всегда поверхностно понятых мыслей, которые к тому ае в их головах всегда подвергаются еще опасности превратиться в простые фразы и слова. С этими мыслями онн и суются туда и сюда, всячески стараясь пригнать нх одну к другой, словно кости в домино: они сравнивают, чтб сказал этот, а чтб — тот, н чтб еще — третий, затем — четвертый, и стараются в итоге чего-нибудь добиться. Напрасно было бы искать у таких господ какого-либо прочного, на созерцательной основе покоящегося и потому во всех своих частях объединенного, коренного воззрения на вещи и мир; поэтому у иих и нет ни о чем вполне репппельного мнения или определенного, прочного суидения — они как в тумане идут ощупью со своими замученными мыслями, взглядами и оговорками. Они, собственно, только для того и добивались знания и учености, чтобы передать нх дальше. IIperpacao: но в таком случае они не долины разыгрывать из себя философов, а долины уметь отличать овес от мякины.

Действительные мыслители домогаются уразумения, притом ради него самого: ибо они пламенно желают во что бы то ни стало уяснить себе мвр, в котором онн находятся, а не думают о том, чтобы учить и пустословить. Вот почему у них медленно н постепенно, в результате настойчивого размъпплсния, вырастает прочный н стройный основной принцип, всегда имеющий своим базисом наглядное понимание мира

121

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 4. Шопенгауэр А. Страница 121. Читать онлайн