ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 340. Читать онлайн

Вероятно, именно эта тяжелая атмосфера на факультете, ситуация, сложившаяся вокруг самого Б. А. Романова, ожидание увольнения привели его к вынужденному решению передать своих учеников, завершивших под ero руководством учебу на 111 курсе, другому преподавателю. Его выбор пал на профессора И. И. Смирнова — коллегу по ЛОИИ и истфаку, недавно выступавшего с погромным основным докладом во время проработочного «обсуждения» «Людей и нравов древней Руси». 6 июля 1949 г. Б. А. Романов обратился к нему с письмом, в котором обрисовал сложившуюся ситуацию: «Очень жалею, что 27-го (июня. — В. П.) Вы не были в Институте, ибо 28-ro мне пришлось (в университете) действовать, не согласовавшись с Вами. 28-го я собрал своих третьекурсников, чтобы дать им совет — самоопределиться к диплому (и к жизни), выбрать себе оптимальное теоретическое руководство на одном из двух путей: 1) древностей или 2) советского периода. Для первого я указал им íà Вас, для второго — на О. А. Ваганова. Беседе этой я придал характер совета, а не диалога, но из дальнейшего нашего разговора стало ясно, что к советскому периоду у них склонности нет. Следовательно, у меня есть основания предупредить об обращении этой маленькой феодальной группы к Вам. Надеюсь, что Вы, зная их, не будете возражать против такого оборота дела. У меня же это продумано со всех сторон, касающихся пользы их же». Б. А. Романов просто опасался, что может бросить тень на студентов, работавших под ero руководством.

И. И. Смирнов ответил согласием взять под свое покровительство его учеников. После этого Б. А. Романов сообщил И. И. Смирнову, что «очень рад» ero готовности «принять к себе» этих студентов, и отметил: «Они очень нуждаются, по-моему, в Вашем руководстве». Разумеется, научное руководство И. И. Смирнова обеспечивало этим студентам беспроблемное окончание университета. Но они за 3 года настолько привязались к Б. А. Романову, что по-прежнему тесно сотрудничли с ним, а некоторые (в частности, Н. Е. Носов) продолжали считать себя ero учениками.

Решение отхазатъся от руководства ими было тем более трудным для Б. А. Романова, что в новом 1949/50 учебном году он, в соответствии с предписанием атгестационной комиссии, лишился просеминара на 1 курсе. Однако в сентябре 1949 г. вновь группа студентов, которая перешла на II курс (Ю. Афанасьев, Л. Гурова, К. Козлова, В. Нардова, В. Панеях, P Скрынников, В. Федорова, P. Цимеринов, P. Цомук, В. Шейнис, а также студентка III курса, ученица

зз7

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 340. Читать онлайн