ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 42. Читать онлайн

«ЗДЕСЬ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ МОИ НАУЧНЫЕ ВКУСЫ,

ПРИВЯЗАННОСТИ И TEMATNKA»:

HA СЛУЖБЕ В АРХИВЕ

Падение царского режима в феврале — марте 1917 r. вряд ли стало неожиданным для Б. А. Романова и того узкого дружеского круга молодых русских историков, в который кроме него еще со студенческих лет входили Б. В. Александров, П. Г. Любомиров и С. Н. Чернов. Еще будучи гимназистом выпускного класса, он считал самодержавный режим изжившим себя, а в конце 1916 r. он вместе с друзьями, по рассказам самого Б. А. Романова, обсуждал возможные варианты выхода России из жесточайшего общенационального кризиса, возникшего вследствие бездарной внутренней и внешней политики властей, окончательно подорвавшей свою социальную базу распутинщиной. Шел разговор, в частности, о возможности и желательности созыва Учредительного собрания, необходимость которого горячо отстаивалась С. Н. Черновым. Так что отречение Николая II было воспринято ими со смешанными чувствами — и облегчением, и тревогой, которая не могла не усиливаться в связи с неизбежными в условиях революции выдвижением на поверхность политической жизни крайне радикальных элементов, хаосом и непредсказуемой стихией социального движения. Демократизация в политической сфере отвечала чаяниям Б. А. Романова. Возможно, что ему были близки настроения, охватившие И. И. Толстого, филолога-классика, приват-доцента Петроградского университета, сына известного либерального общественного деятеля и ученого-нумизмата, графа И. И. Толстого, почти до самой смерти в 1916 r. занимавшего пост петроградского городского головы, а до того, в правительстве С. Ю. Витте, министра просвещения.

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 42. Читать онлайн