ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 45. Читать онлайн

ятельность страны, порабощенной странами Антанты, на основе радикальной перестройки государственного аппарата и общественных отношений и экономики и создания революционной армии. Отношение мое тогда к Октябрьскому перевороту было, как к единственному, что еще оставалось, чтобы стране выжить и не стать жертвой дикой реакции и рабства».

Нарочитость всей этой словесной конструкции не вызывает сомнений. О какой дикой реакции и рабстве могла идти речь в 1917 r.? Анахронизмом для этого времени были и слова о революционной армии. Пожалуй, лишь факт выступления Б. А. Романова против саботажа и забастовки, как легко тогда проверяемый, может быть признан достоверным, но мотивы, исходя из которых им было принято такое решение, остаются неясными. Ничего не известно и о том, как пережил Б. А. Романов первый год пролетарской диктатуры. Он работал в 1917/18 учебном году в гимназии Мушниковой, в апреле 1918 r. также стал преподавать историю и общественные науки на 1 пехотных командных курсах Красной Армии. Этот факт ero биографии остается неясным. Каким образом ему удалось получить такую работу, что ero побудило дать на нее согласие? Можно высказать лишь предположение, что она давала некоторые средства к существованию и надежду на защиту в условиях полного беззакония. И. И. Толстой писал 20 апреля 1918 г. о страшной дороговизне, о том, что ему едва удается свести концы с концами, что ему «прюплось прибегнуть к единственно возможному средству — распродаже части имущества». «Неуверенность в завтрашнем дне, вечная угроза личному существованию, заботы об изыскании средств к существованию <...> невозможность отдаться серьезной научной работе — вот обстановка, в которой нелепо тратится жизненная <...> энергия».'

События, последовавшие после октябрьского переворота в Петрограде, не только разрушили налаженный образ жизни, но и привели к распаду дружеского круга Б. А. Романова: П. Г. Любомиров и С. Н. Чернов уехали из Петрограда в Саратов, где стали преподавать в университете. На долгое время прервалась связь с С. Ф. Платоновым. Б. А. Романов писал ему в конце августа 1918 r.: «...этот более чем год <...> раскорчевал нашу жизнь»'.

Но 1 июля 1918 r. произошел резкий перелом в его судьбе, наложивший отпечаток на всю ero дальнейшую профессиональную деятельность и восстановивший, в частности, контакты с С. Ф. Платоновым: Б. А. Романов в числе дру-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 45. Читать онлайн