ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 212. Читать онлайн

«Против ветра и против течения»:

книга «Люди и нравы древней Руси»

К комментариям к «Правде Русской» вплотную примыкает и по времени написания, и по времени выхода в свет, и, отчасти, поскольку речь идет о Руси домонгольского периода, по проблематике книга «Люди и нравы древней Руси (Историко-бытовые очерки XI — XIII вв.)». Если правильна мысль, что книги, как и люди, имеют свою судьбу, связанную с судьбами их авторов, то она в наибольшей степени относится именно к этой работе Б. А. Романова. Она не писалась как книга, а вышла в свет в виде монографии. Автор работал над ней в необычных условиях, вдали от дома, архивов и библиотек. Издание стало возможным вопреки препятствиям, чинимым различными силами, — и находящимися внутри академической науки, и вненаучными. Уже в момент появления книги стало ясно, что она не имеет аналогов в отечественной науке. Ничего удивительного поэтому нет в том, что ее путь к читателю был труден, а официальная наука тоталитарного режима встретила ее как посягательство на свои, казалось бы, незыблемые основы ожесточенной травлей и поношением, правда, не сразу, а спустя год после ее издания. При этом странньпч образом рецензии на нее, написанные и отправленные в журналы, так и не появились в печати.

Книга была подготовлена университетским издательством к производству уже к маю 1946 r., и ее издание задерживалось только в ожидании утверждения плана. Именно в это время, как и до войны, Б. Д. Греков пытался помешать ее изданию. В. В. Мавродин, занимавший тогда пост декана исторического факультета, рассказывал, что Б. Д. Греков, узнав о намечаемой публикации книги, специально приезжал из Москвы в Ленинтрад и уговаривал ero воспрепятствовать этому. В беседе с В. В. Мавродиным он заявил, что книга Б. А. Романова — не исследование, а художественное произведение, подобное «Декамерону» Боккаччо.'4 И все же она пошла в печать, так как Ленинградский университет, руководимый А. А. Вознесенским, оказался в это время вне орбиты влияния Б. Д. Грекова.

Более того, ее автора досрочно, еще до выхода в свет книги, 24 февраля 1947 r., Ученый совет университета наградил второй премией (10 тыс. р), присуждаемой «за лучшие научно-исследовательские работы»." Б. А. Романов был горд этим своим успехом. Он писал: «Около месяца висело в воздухе дело с прохождением моих „Людей и нравов" на

гзз

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 212. Читать онлайн