ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 25. Читать онлайн

свой путь в науке. Она сразу же обратила на себя внимание ученых. Достаточно указать, что на эту статью специальной рецензией откликнулся М. С. Грушевский."

Симптоматично, что следующей печатной работой Б. А. Романова стали указатели (имен, авторов и предметный) к упомянутой вьппе книге А. Е. Преснякова. По этому поводу А. Е. Пресняков писал 14 сентября 1908 г.: «Приходил Романов. Принес корректуру своей статьи. Ему очень хочется быть причастным к печатанию моих „Очерков"- предлагал помочь мне в корректуре — и остался очень доволен, когда я предложил ему составить указатель».'4 В предисловии к книге эта работа особо отмечена автором: «Сердечное спасибо Б. А. Романову, оказавшему мне и книге моей незаменимую дружескую услугу составлением указателей»."

К роли А. Е. Преснякова в своем становлении как ученого, упоминаниям о его поддержке, о солидарной позиции с ним Б. А. Романов неоднократно возвращался на протяжении всей жизни.

Стремление учиться у специалистов разных направлений привело Б. А. Романова в 1909/10 учебном году и «в знаменитый, в свое время, постоянный семинарий Лаппо-Данилевского по дипломатике частных актов Московского периода»," тема которого была сформулирована так: «Анализ и интерпретация актов, касающихся истории прикрепления крестьян в Московском государстве». До этого Б. А. Романов вместе с другими только что принятыми на историко- филологический факультет студентами уже в первый год обучения прослушал курс А. С. Лаппо-Данилевского «Методология истории». Выступая через 9 лет на его чествовании, Б. А. Романов поделился своими тогдашними впечатлениями неофита, попавшего «прямо с гимназической скамьи» в самое пекло дисциплины, «о существовании которой едва ли все у нас знали». Вначале, в первом полугодии — «интересно, понятно, но трудно, так как требует неослабного внимания к каждому слову». Затем — «еще не столько трудно для понимания, сколько тяжело для того, чтобы перенести»: «Какой-то странный стыд за наше невежество давил на наше сознание», и «мы перестали понимать», это «непонимание как-то углублялось, чем дальше, тем больше». Зато во втором полугодии студенты к своей выстраданной «умственной радости» «стали вдруг вновь понимать». Понимать, в частности, что это «было совсем не похоже на другие лекции, даже философские», где они «видели фасад и не знали черновой работы», в отличие от лекций А. С. Лаппо-Данилев-

26

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 25. Читать онлайн