ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 355. Читать онлайн

сожалению, к такому условному финишу прихожу с безусловной истощенностью сил и тяжелой „игрой мозговых сосудов". Но мы старые лошади, как-то скачем, пока не отыграла труба» (Е. Н. Кушевой. ! ноября 1951 г.).

Утверждение рукописи второго издания «Очерков дипломатической истории русско-японской войны» к печати в январе 1952 r. прошло на заседании группы истории СССР ЛОИИ без особых проблем, хотя и не избежало неприятного эпизода. Оно началось вступительным словом Б. А. Романова. Отметив, что «первое издание книги разошлось в течение нескольких месяцев», он напомнил о высказанном в марте 1948 г. при ее обсуждении в Москве (в Институте истории), а также в журнальной рецензии пожелании о переиздании «Очерков...», главным образом для того, «чтобы восполнить бросавшийся в глаза пробел в виде отсутствия в „Очерках дипломатической истории русско-японской войны" существеннейшего звена этой истории, главы о Портсмутских мирных переговорах». Охотно приняв «это справедливое указание», автор поставил своей задачей в первую очередь «восполнить этот пробел». Это, однако, потребовало «ряда дополнительных исследований по смежным вопросам, — не говоря уже о том, что и сама дипломатическая работа, происходившая в Портсмуте, не была <...> предметом специального исследования». «Хотя хорошо известно, — продолжал Б. А. Романов, — что потому и созвана была мирная конференция» в Портсмуте, «что в организации мирных переговоров и в самом ходе и исходе их острозаинтересованное участие принимала американская дипломатия в лице Теодора Рузвельта, первого по-настоящему империалистического президента США», но «не столь общеизвестно, что одновременно и параллельно с развитием военных действий на Дальнем Востоке и с дипломатической подготовкой ликвидации дальневосточной войны (и притом в строгой от них зависимости) в сфере европейских международных отношений возник и быстро принял угрожающий для европейского мира характер мароккский вопрос, поднятый германской дипломатией после англо-французского соглашения 8 апреля 1904 г. с целью, главным образом, разорвать англо-французское соглашение 8 апреля 1904 r. <...>, англо-французскую антанту и не дать ей превратиться, по окончании русско-японской войны, в четверной англо-франко-русско-японский союз». Этим Б. А. Романов аргументировал необходимость введения в текст книги и параграфов «о дипломатических акциях, связанных прямым или косвенным образом с выходом аме-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 355. Читать онлайн