ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 334. Читать онлайн

Когда же запас аргументов у студентов исчерпывался или Б. А. Романов убеждался в том, что новых идей никто больше не высказывал, он подводил итоги, иногда кратко, иногда пространно, но всегда захватывающе интересно. Его речь была чрезвычайно образной и яркой, но в то же время предельно ясной. Б. А. Романов раскрывал внутренний смысл той или иной статьи, показывал ход мысли при ее интерпретации, привлекал при необходимости летописные рассказы, т. е. по существу проводы в присутствии студентов исследование, комментируя ero этапы и тем самым обучая технике анализа сложного источника.

Выбор Б. А. Романовым для ведения просеминарских занятий именно «Русской Правды» не был для него случайным не только потому, что он сам плодотворно комментировал ее важнейшие комплексы статей и привлекал для исследования проблем, возникших при работе над книгой «Люди и нравы древней Руси», но и исходя из необходимости решения собственно педагогических задач. Б. А. Романов был уверен в том, что учить начинающих студентов следует на источниках немассовых, даже единичных, исследование которых имеет большую историографическую традицию. Он считал, что оттачивается мастерство историка именно на таких источниках вследствие того, что при этом ему приходится формулировать свою оригинальную позицию и выискивать новые аргументы в крайне неблагоприятной историографической ситуации, поскольку на этих материалах, как говорил Б. А. Романов, «проели зубы» целые поколения предшественников. Именно поэтому Б. А. Романов, который много лет работал в архивах, в течение десятилетий занимался публикацией источников, построил на новых материалах свою первую монографию и частично вторую, все же неоднократно высказывал парадоксальную мысль: «На новых архивных материалах каждый дурак напишет работу, — говорил наш профессор,- попробуйте построить свое исследование на изъезженных-переизъезженных источниках, сказать при этом новое слово; вот в чем подлинное мастерство».

Эта точка зрения вытекала из убеждения Б. А. Романова в том, что естественный путь формирования историка лежит первоначально через своеобразный тренинг на материалах древних периодов истории, будь то античность, западное средневековье или Киевская Русь. Это и понятно: применительно именно к этим источникам несколькими поколениями историков была выработана изощренная методика их исследования. Лишь впоследствии можно профессионализироваться в других периодах, в частности в области новой и новейшей

331

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 334. Читать онлайн