ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 250. Читать онлайн

нин выразил пожелание, чтобы «книга (вероятно, второе ее издание.- В. П.) была завершена таким же тонким анализом» материалов Портсмутской мирной конференции, как это сделано во всех предыдущих главах, и отметил <<го единодушие, с которым присутствующие высказывались о большой ценности книги Б. А. Романова».'

Б. А. Романов, отправляясь в Москву, меньше всего ожидал, что встретит там столь единодушное одобрение книги. Не предполагал он и возможности постановки вопроса о желательности подготовки второго, дополненного (за счет добавления главы о Портсмуте) ее издания. Для этой работы были необходимы материалы, хранившиеся в Архиве внешней политики России (АВПР), находящемся в ведении МИДа, с крайне ограниченным доступом в него, о чем Б. А. Романов сразу же и заявил в дирекции Института. Эта проблема в предварительном порядке была положительно решена еще до отъезда Б. А. Романова из Москвы, и он получил устные заверения, что речь идет только «о подаче заявления с оформлением по нему в течение месяца-двух» (Е. Н. Кушевой. 30 ноября 1950 г.). Таким образом, одновременно решалась и тревожащая его проблема с «Россией в Персии»: взамен этой книги плановым заданием Б. А. Романова снова становились «Очерки дипломатической истории русско-японской войны», но уже в расширенном и дополненном виде. Он опять обрекал себя на работу, связанную с риском изменения политической конъюнктуры, снова вступал на зыбкую почву, которая в любой момент могла уйти из-под ног. Вместе с тем Б. А. Романову пришлось бы отказаться от уже намеченной темы (или отложить ее на неопределенный срок), относящейся к средневековой Руси, которую он избрал «сообразно своей творческой потребности». Ученый не мог не понимать, что это неожиданное задание потребует от него нового напряжения всех не толъко интеллектуальных, но даже и физических сил, что ему придется одновременно работать и над комментированием Судебника 1550 r. Не знал он только, сколь много разнообразных препятствий ему предстоит преодолевать и в процессе работы над книгой, и на пути к ее изданию. Он не мог и представить себе, что этот путь — от старта до финиша — займет долгие 8 лет.

Hanpoms, Б. А. Романову казалось, что сейчас, в марте 1948 r., ему, как никогда до этого, предоставляется режим наибольшего благоприятствования, что, несмотря на объективные трудности, никаких препон субъективного свойства на его пути не будет, что, наконец, ero аутсайдерское положение сменяется уважительным к нему отношением как рав-

243

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 250. Читать онлайн