ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 4. Читать онлайн

ОТ АВТОРА

Когда уходит из жизни крупный ученый, память о нем хранят ero ученики, друзья и коллеги. Но и с их уходом она постепенно угасает. Для новых поколений их предшественник предстает только как автор книг и статей — не больше того. Иногда ero труды становятся объектами различных историографических интерпретаций. Еще реже — о творческом пути рассказывают несколько небезошибочных статей. Остается непроясненным многое, необходимое для понимания неповторимой личности.

В какой среде он формировался? Кого он считал своими учителями? Как складывался ero авторский почерк? Каковы были условия, в которых существовала наука и работал автор? Как власти относились к нему? Каковы были внешние влияния? Как автор пережил эпоху террора и идеологического гнета? Как он работал над своими книгами, как сложилась их судьба? В чем особенности ero профессиональной техники исследования и мастерства историка? Каков круг ero общения? В чем заключалось ero педагогическое мастерство? Чем он притягивал к себе научную и студенческую молодежь? Обрел ли он при жизни причитающейся ему славы и общественного признания? В чем, наконец, феномен его личности?

Эти нелегкие вопросы я задавал себе, когда писал книгу о Борисе Александровиче Романове (1889 — 1957). Над ними мне приходилось задумываться и ранее, вновь и вновь вчитываясь в ero рабозъ~, вспоминая многие часы и дни общения с ним на протяжении 9 лет, в попытке постигнуть секреты ero выдающегося таланта и мастерства. Задача ответить на те же вопросы стояла до того и перед С. Н. Валком, с которым он учился примерно в одно время в Петербургском университете, вместе работал в Центрархиве (20-е годы), в Ленинградском отделении Института истории АН

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 4. Читать онлайн