ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 65. Читать онлайн

Вероятно, в 1920 r. эта связь могла быть уже отчасти поколебленной, после того, как Б. А. Романов неожиданно опубликовал рецензию на сборник документов о Брест-Литовской мирной конференции. ' В ней автор затронул весь комплекс проблем, отраженных в этом издании и вообще связанных с не успевшим еше остыть накалом политической борьбы вокруг мира с Германией. Б. А. Романов указал, в частности, на бытовавший в 1918 r. взгляд на него: «Казалось, Брестский мир открывал длительную эпоху экономического порабощения и национального унижения России; аппарат советской диктатуры становится как бы аппаратом юнкерской Германии на предмет расхищения и эксплуатации богатств живой силы страны, а в случае ero непригодности был бы, может быть, и иным, но в тех же целях». Вопреки этим расхожим взглядам и внутрипартийным, а также межпартийным разногласиям, рецензент пришел к ответственному для историка, принадлежавшего к тому кругу, который осуждал Брестский мир, выводу, что «в тот момент только незначительная кучка людей и во главе ее Ленин уверенно держали курс на пресловутую „передьппку" и поставили ставку на эфемерность Брестской „петли" — и оказались правы». Таким образом, Б. А. Романов признал, что Брестский мир был единственным и вынужденным выходом из того положения, в какое попала страна в то время. Теперь же, продолжал он, «„ Брестский этап" пройден и, как этап, становится достоянием истории». Несмотря на эту последнюю констатацию, Б. А. Романов ясно понимал, что рецензируемые «исторические материалы» идут навстречу «выстраданному животрепещущему интересу современников этого „далекого прошлого "». P. Ш. Ганелин справедливо, как представляется, отметил, что «историк старой школы» «просто и ясно выразил <...> суть дела»." Б. А. Романов не уклонился от оценки щекотливого и острого сюжета, связанного с возможностью «предварительного соглашения между Советской властью и Вильгельмом П». При этом он опирался на вводную статью Л. Д. Троцкого, озаглавленную «Брестский этап» и содержавшую «объяснение и обоснование брестской политики Советского правительства».

Верный своим общедемократическим убеждениям, Б. А. Романов квалифицировал рецензируемый сборник как «документированный отчет власти перед страной», хотя при его издании она, конечно же, ставила перед собой совершенно иные цели.

Этой рецензией Б. А. Романов вступал на опасный для ero репутации в глазах ряда представителей старой академи-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 65. Читать онлайн