ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 290. Читать онлайн

ности). Более того, «введение этого сюжета в книгу», по мнению И. И. Смирнова, не приблизило ее автора к заявленной им теме, а «еще более способствовало тому, что картина „людей" и „нравов" оказалась не соответствующей исторической действительности». Почему обращение к данной проблематике в «историко-бытовых очерках» ей противоречит, докладчик объяснять не стал.

Напомню, что Б. А. Романов еще за год до этого заседания, при обсуждении книги 20 апреля 1948 г. на Ученом совете исторического факультета ЛГУ, говорил о причинах того, почему он считал необходимым коснуться в ней «вопросов пола» (см. выше). Хотя И. И. Смирнов, вероятно, не присутствовал на этом обсуждении, он все же был знаком с ero ходом. Во всяком случае, копия стенограммы хранится именно в его архивном фонде."

Суровой критике подверг далее И. И. Смирнов интерпретацию Б. А. Романовым процесса классообразования в феодализировавшейся Руси. Она «в корне меняет наше (чье? — В. П.) представление о путях и методах развития крепостнической зависимости крестьянства, о природе законодательства Киевской Руси, о политике государственной власти и о роли церкви киевской эпохи». «У нас нет никаких оснований, — говорил И. И. Смирнов, — чтобы согласиться с Б. А. Романовым, что исходное положение в истории смердов — это положение члена завоеванного племени в ero отношении к племени завоевателя», поскольку «еще со времен „Анти-Дюринга" известно, что в основе процесса классообразования лежат факторы не военно-политические, а социально-экономические». Не видел И. И. Смирнов «никакой возможности и оснований эпоху Правды Ярославичей» определять как время, «когда смерд начинает выходить из своего почти колониального бесправия и включается в „союз княжой защиты", под „охрану княжого права" » потому, что в «Замечаниях И. В. Сталина, А. А. Жданова и С. М. Кирова по поводу конспекта учебника по истории СССР» «эпоха Правды Ярославичей середины XI в.» характеризуется как «„время, когда подводятся самые первые итоги процесса закрепощения смердов феодалами", грань, отделяющая „дофеодальный период, когда крестьяне не были еще закрепощенными", от периода феодального, в котором центральной фигурой становится закрепощенный крестьянин». При этом «классовый характер общества Киевской Руси не уничтожает прогрессивного характера общества». Ведь Маркс, «перечисляя в своем знаменитом „Предисловии к критике политической экономии" „азиатский, античный, феодальный и совре2&5

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 290. Читать онлайн