ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 136. Читать онлайн

Все эти «признания» Б. А. Романова в «двойственности» собственного общественного поведения вряд ли могли удовлетворить «сценаристов» «дела» и исполнителей в лице сотрудников ПП ОГПУ в ЛВО. Поэтому уже на следующий день от него потребовали новых собственноручных показаний. Но дальнейшая конкретизация «фактов», свидетельствовавших о собственной роли Б. А. Романова в «антисоветской организации», носила уже и вовсе фантасмагорический характер. Он не только «инстинктивно» поддавался влиянию С. Ф. Платонова, но и «выступал с антисоветскими публикациями в „Красном архиве", „Красной летописи"»." Нелепость этого признания очевидна: оба журнала отнюдь не были оппозиционными: «Красный архив» являлся органом центральных архивных учреждений, во главе которых стоял М. Н. Покровский, а «Красная летопись» — органом Ленинградского истпарта. Ведь за публикацию своих работ именно в них С. Ф. Платонов действительно осуждал А. Е. Преснякова и Б. А. Романова.

Признал свою «вину» Б. А. Романов и за те действия во время работы в Центрархиве, которые безусловно — при любых режимах — следовало бы бценить как выполнение служебного долга: в качестве члена Поверочной комиссии и заведующего Экономическим отделом он «часто возражал против уничтожения того или иного материала» «отчасти потому, что сохранял ответственность перед старым миром (а С. Ф. Платонов считал, конечно, что в Центрархиве документы уничтожаются без всякой научной меры)», хотя к этому вынуждали и теснота помещений, и хозяйственная нужда «в утилизации бумажной массы материалов». Правда, в «ряде случаев эта „осторожность" совпадала и с интересами Советской власти и советской политики (вопросы о частно-банковских архивах, архивы Госбанка, Дворянского и Крестьянского банков)», но, признавался Б. А. Романов, «были случаи», когда он «клал свой авторитет на чашу вссов за сохранение материала без всякой связи с советскими интересами (например, вопрос о выделении к уничтожению фонда Департамента окладных сборов, Госконтроля)»."

Все эти нелепости отнюдь не смущали следователей ОГПУ. Возможно, в их представлении подобные «признания» свидетельствовали о вредительских действиях в интересах той «организации», в которую именно они включили и Б. А. Романова, подтверждали «сценарий», выработанный в чекистских и партийных верхах. Но вместе с тем эти «саморазоблачения» не дали следствию новых фактов о самой «организации», так как в показаниях Б. А. Романова не было

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 136. Читать онлайн