ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 288. Читать онлайн

тизма» была признана и книга Н. Л. Рубинштейна «Русская историография», в которой «развитие русской историографии» «изображается» «как результат влияния идей и течений, возникших на Западе и перенесенных в Россию». «Буржуазно-космополитические воззрения в области средневековья» были обнаружены также в книге О. Л. Вайнштейна «Историография средних веков», в которой «русская наука загнана на задворки европейской науки», и в его книге «Россия и Тридцатилетняя война», в которой автор «переоценивает иностранные источники и игнорирует русские источники».

Сотрудникам ЛОИИ С. Н. Валку и А. В. Предтеченскому были поставлены в вину ошибки буржуазно-объективистского характера. В частности, С. Н. Валк в статье «Историческая наука в Ленинградском университете за 125 лет» и в книге «Советская археография» «не проводит грани между советской исторической наукой и буржуазной историографией, восхваляет неокантианца Лаппо-Данилевского и т. д.». Что же касается Б. А. Романова, то было констатировано, что в его книге «Люди и нравы древней Руси» проявились «элементы национального нигилизма, выразившиеся в принижении русской культуры, в искажении облика и в отсутствии показа героизма русских людей эпохи Киевского государства».

Из сотрудников ЛОИИ основным объектом разнузданного шельмования стал С. Я. Лурье — коллега Б. А. Романова также и по университету. Он был обвинен не только в «упорном протаскивании идей так называемой мировой науки», в «отрицании освободительных войн и идей патриотизма в древности», «в беспринципном пресмыкательстве перед буржуазной западноевропейской наукой», но и в срыве издания «Корпуса боспорских надписей», подготовку которого он возглавлял и просил продлить срок окончания работ до ноября 1949 г.4' В результате С. Я. Лурье оказался уволенным из ЛОИИ (а впоследствии и из университета). Б. А. Романов был возмущен этой несправедливой акцией. Впоследствии, когда коллектив, состоявший из 8 человек под руководством акад. В. В. Струве, из года в год откладывал завершение этой работы (она вьппла только в 1965 r.!), он многократно в резкой форме выступал на заседаниях Ученого совета ЛОИИ, напоминая, что С. Я. Лурье просил на это всего несколько месяцев, и всегда голосовал против пролонгации сроков.

С. Н. Валк и А. В. Предтеченский вынуждены были выступить на заседании Ученого совета с унизительным признанием своих ошибок. Эти шаги затравленных коллег, в

газ

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 288. Читать онлайн