ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 376. Читать онлайн

Что же касается хода реабилитационного дела, то оно продвигалось медленно, несмотря на неоднократные телефонные звонки туда А. А. Фурсенко. Прокуратура Ленинграда, куда оно поступило, ссылалась на то, что в заявлении Б. А. Романова не зафиксированы обвинения, предъявленные ему и легшие в основу приговора «Тройкой» ОГПУ. Этим он вынуждался к тому, чтобы вторично писать заявление о реабилитации. 15 февраля 1957 r. оно было подано прокурору r. Ленинграда. В нем указано, что «под нажимом следователя» Б. А. Романов подписал протоколы допросов, в которых «значится, что „Кружок молодых историков" был антисоветским». Вопреки этим, данным под психологическим и иным давлением показаниям, в заявлении утверждалось, что они «не соответствуют действительности», так как «кружок носил сугубо академический характер», заседания ero проходили легально, открыто, не тайно, преимущественно «в красной гостиной Дома ученых и аудиториях Ленинградского университета», на заседаниях «зачитывались доклады на исторические, а отнюдь не политические темы», часть их издавалась в журналах.4

Не прошло и недели, как 2! февраля 1957 r. прокурор Ленинграда оформил протест (в порядке надзора), направив ero в Президиум Ленинградского городского суда, в котором указал, что «постановление Тройки ПП ОГПУ» в ЛВО подлежит отмене, а дело прекращению. При этом прокурор ссылался на только что поданное второе заявление Б. А. Романова и пришел к выводу, что он и «остальные члены кружка „молодых историков" не указали на практическую антисоветскую деятельность как свою, так и других участников кружка», а «со стороны лиц, производивших расследование по настоящему делу, применялись недозволенные методы ведения следствия, в связи с чем протоколы допросов» подписаны «вынужденно».'

Б. А. Романов об этом решении ничего не знал. Он продолжал усиленно вместе с Б. В. Ананьичем заниматься сборником. Они также решили подготовить для журнала «Исторический архив» часть вновь выявленных документов, объединив их под заголовком «Попытка С. Ю. Витте открыть американский денежный рынок (1898 — 1902 гг.)». Б. А. Романов писал об этой публикации: «...это было четыре листа американской переписки, требовавшей тщательного перевода и такого детального обсуждения, чтобы ясно написать сложную вводную статью. А заключает она в себе два открытия: во-первых, то, что Визге пытался выйти с русским займом на американский рынок в 1899 — 1901 гг., и, во-вторых, то,

ззз

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 376. Читать онлайн