ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 308. Читать онлайн

теоретических грехов. Но С. Н. (Валк. — В. П.) настоял»: «Протекало совещание быстро. Я опоздал и застал хвостик. Говорят, что к лучшему, — ибо и без меня в начале было стеснительно (так молчаливо-обструкционистски держал себя И. И. Смирнов, ссылаясь на свою весеннюю записку). Я застал только уговаривание А. Г. Манькова. Припоминаю, что весной И. И. (Смирнов. — В. П.) предлагал ero в качестве редактора. Может быть, теперь это то же блюдо, но под другим соусом? С. Н. (Валк. — В. П.) заявил, что в течение недели он может редакторски перечитать текст, и затем „мы с Б. А." завершим работу. После совещания И. И. просил меня поехать с ним вместе в машине и довез меня до дому, в партикулярной беседе. До того, узнав о моем возвращении, первым написал мне письмо. На днях, вернувшись, сам первый мне звонил с приветом. Сопоставляя это с ero позицией на совещании», Б. А. Романов пришел к неутешительному выводу: «...это признаки твердого решения „в деле" быть непреклонным и не допускать выхода моего комментария в свет через московские каналы».

Уже 4 октября А. Г. Маньков закончил чтение коммен. тария «и не нашел ничего теоретически порочного». В этом же письме Е. Н. Кушевой от 21 сентября 1950 r. Б. А. Романов отметил также, что ему по телефону сказал И. И. Смирнов «о существовании документа, свидетельствующего о продаже вотчины, к которому должен быть в Историческом музее соотносительный документ о выкупе той же вотчины». «После наших полемик, — продолжал Б. А. Романов, — И. И. заказал <...> копию и, получив ее на днях, убедился, что выкуп совершался не по рыночной цене (как утверждал он в полемике), а по продажной (как настаивал я)." А на этом острие стоял весь спор. Мне эта документация ничего не прибавляет, потому что текст ст. 85 и так ясен. Все же это сдвиг в распутывании завязавшегося узла». Что же касается мнения А. Г. Манькова, то Б. А. Романов изложил ero в письме Е. Н. Кушевой от 10 октября: «...я имел с ним личную беседу <...> в которой мы прошли весь текст по его заметкам. Их было мало. Две для меня ценных <...> Интересно признание, что при первом чтении стиль показался трудным, а некоторые места непонятными, причем по мере чтения процесс чтения все легчал, а при повторном чтении непонятных мест они оказались понятными».

Началась работа и с С. Н. Валком (письмо Е. Н. Кушевой от 13 декабря 1950 r.): «...отсиживаю с С. Н. за текстом комментария, накапливая материал для переделок текста». Конечно, и здесь возникли разногласия: «Мои редакционные

звв

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 308. Читать онлайн