ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 346. Читать онлайн

В 1949 г. заканчивал университет P. Ганелин и был оставлен в аспирантуре. В 1951 г. должна была состояться зашита дипломных работ Н. Носовым и А. Фурсенко. Б. А. Романов загодя озаботился тем, чтобы связать их судьбу с ЛОИИ. По этому поводу он писал позднее: «Я давно обмьпшппо и веду дело о приобщении к постоянной работе в науке моих учеников <...> Вспоминая мое время, нахожу, что в нынешнее время это удается проще, хотя и не обязательно автоматически и сразу. Меня в свое время отбросило от науки на 8 лет. У Вас ни у кого не образовалось этой пропасти, и я знаю, что не образуется, хотя будут и варианты (пока я жив)» (В. М. Панеяху. 4 марта 1956 r.).

Заботу о Н. Носове Б. А. Романов разделил с И. И. Смирновым. Им удалось добиться зачисления ero в штат ЛОИИ на должность младшего научного сотрудника. Вариант же в данном случае заключался в том, что Н. Е. Носову надлежало в первую очередь написать главу для очередного («советского») тома «Очерков истории Ленинграда», посвященную народному образованию в городе в 20 — 30-х годах.

По-другому был привлечен в ЛОИИ А. Фурсенко. Б. А. Романов еще за год до окончания им университета начал хлопоты в Академии наук не только о выделении для него аспирантской вакансии, но и об официальном письме в университет, чтобы А. Фурсенко был направлен именно в ЛОИИ, хотя и на историческом факультете было проявлено стремление оставить ero там. Уже в самом начале 1951 r. Б. А. Романов получил известие о положительном решении этого вопроса. Он писал в этой связи: «Сегодня у меня радость: пришла бумажка из Министерства высшего образования о направлении в распоряжение Президиума АН моего пятикурсника-американиста, которому грозила аспирантура в университете без моего „руководства" <...> Это очень хорошо и для ЛОИИ — иметь американиста, притом серьезного и способного» (Е. Н. Кушевой. После 19 января 1951 г.). Осенью 1951 г. А. Фурсенко успешно сдал вступительные экзамены и стал аспирантом Б. А. Романова.

Его тесное общение с ближайшими учениками и отеческое отношение к ним сблизило и их. В письмах Б. А. Романова начинают мелькать слова «мои сыны», «дети». Каждый успех любого из учеников безмерно радовал Б. А. Романова. Так, сообщая 10 июня 1957 г. Е. Н. Кушевой о доложенной Б. В. Ананьичем на заседании в ЛОИИ части ero «диссертационной главы», Б. А. Романов с гордостью отмечал: «Все слушатели говорили мне, что он больше, чем кто-либо другой, проявил себя моим учеником <...> Мне это

З4З

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 346. Читать онлайн