ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 139. Читать онлайн

СССР, где некоторые из них имели возможность даже работать по специальности.

Что же касается дальнейшей судьбы Б. А. Романова, то ero вскоре после приговора этапировали на Север. 24 февраля 1931 r. учетно-распределительный отдел Управления Соловецких и Карело-Мурманских исправительно-трудовых лагерей ОГПУ направил в ПП ОГПУ в ЛВО справку, в которой подтверждалось прибытие, в числе других заключенных, и его." Так Б. А. Романов оказался в системе концлагерей, созданных для строительства силами заключенных Беломоро-Балтийского канала им. И. В. Сталина.

Существование в этих новых условиях неволи в те времена, которые Анна Ахматова, в отличие от более поздних, назвала вегетарианскими, коренным образом отличалось от тюремных. Здесь не было страха неизвестности, строгой изоляции, здесь работающие зеки могли надеяться на досрочное освобождение «по зачету рабочих дней»: 2 рабочих дня засчитывались за 3 дня заключения. Концлагери были организованы по принципу хозрасчета. Б. А. Романов по состоянию здоровья был освобожден от общих работ, и вскоре, как он писал в автобиографиях, «был продан» комитету профсоюза вольнонаемных служащих строительства для работы в качестве преподавателя и воспитателя их детей. Согласно ero рассказу, Б. А. Романову было предложено жить вне зоны, но он отказался из солидарности с другими заключенными по политическим статьям. Однажды ему дали свидание с женой, приехавшей из Ленинграда.

Несмотря на эти льготы, концлагерь оставался концлагерем, а неволя неволей. Б. А. Романов не мог не думать о своей дальнейшей судьбе, о том, удастся ли ему возвратиться в родной город, сумеет ли он вернуться к научной работе, успешно развивавшейся в 20-х годах.

15 августа 1933 r. он был освобожден из заключения по отбытии 3 с половиной лет — «по зачету рабочих дней» — и направлен на жительство не в Ленинград, а в r. Лугу Ленинградской области, находящийся в 137 км от Ленинграда.

Указывая в заявлении 1956 r. о реабилитации на причины своего ареста и бессудного приговора, Б. А. Романов выразил уверенность в том, что «кем-то и где-то» было «принято решение попросту» его «устранить» «с исторического фронта», поскольку ему «удалось появиться на нем с капитальным исследованием, получившим хорошие отзывы в прессе»." Конечно, дело было не только лично в Б. А. Романове. Партийное руководство приняло кардинальное решение устранить не его одного, а вообще целую генерацию уче-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 139. Читать онлайн