ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 215. Читать онлайн

Д. С. Лихачев обратил внимание на то, что Б. А. Романов, используя хорошо известные источники, ставил им «такие вопросы, которые им еще не предлагались»," а потому сумел получить на эти вопросы такие ответы, которые оказались неожиданными для читателя — и непрофессионала, и историка или филолога. В этом смысле выделяется рисуемый Б. А. Романовым портрет князя Владимира Мономаха, основанный на по-новому прочитанном ero «Поучении» и резко отличающийся от того, что писали о знаменитом князе другие историки. Io справедливому замечанию Д. С. Лихачева, фигура Мономаха у Б. А. Романова не вознесена над эпохой, «а плотно к ней пригнана, объяснена ею и введена в историческую перспективу»."

Следует отметить и подробно описанный Б. А. Романовым в авторском предисловии прием — реконструкцию им культурно-исторического типа эпохи на основе образа Даниила Заточника, который предстает в книге, по удачному определению Д. С. Лихачева, в качестве своеобразного «гида», сковывающего в единую цепь все «круги жизни» древней Руси."

Это предисловие вообще имеет принципиальное методическое и методологическое значение: оно дало читателю представление о труде историка вообще, Б. А. Романова- в частности, о ero, так сказать, творческой мастерской. Оно было написано в последний момент и, по словам самого Б. А. Романова, имело «теоретическо-автобиографический» характер, «нечто вроде авто-историографической исповеди (credo)»."

Б. А. Романова, как уже было отмечено, с самого начала его научного творчества интересовал человек как субъект истории и объект изучения. Этим объясняется ero стремление давать социально-психологические портреты персонажей истории, выясняя тем самым движущие силы их социального поведения и побуждений, не контролируемые людьми формы их сознания. Б. А. Романов получал в данной связи даже упреки в преувеличении роли личностей. Но так или иначе, а книга «Люди и нравы древней Руси» проявила именно ту тенденцию в творчестве Б. А. Романова, которая позволила объективный исторический процесс показать через судьбы индивидуальных личностей, воссозданных равным образом в результате анализа источников и силой художественного воображения и исторического чутья. Д. С. Лихачев в этой связи отметил особенность творческого лица самого Б. А. Романова — сочетание в нем ученого с художником, научно-

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 215. Читать онлайн