ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 222. Читать онлайн

дью и дани, а легла дополнительным грузом на всю массу „свободного" сельского населения, безжалостно и быстро разоряя его, вынуждая ero (поодиночке, но зачастую) менять свою свободу на феодальную зависимость в поисках хоть какой-нибудь защиты»." Обстановка, «в которой работала феодальная машина закабаления и порабощения свободного землевладельца» с ее новой финансово-карательной системой вир и продаж, уподоблялась «военному набегу»."

Б. А. Романов показал, какая «пропасть лежала между <...> смердом и <...> господствующим классом феодального общества», отметив, что это было «постоянно подновляемое наследие эпохи постепенного покорения киево-полянским центром прочих восточнославянских племен»: «исходное отношение победителя и побежденного оставалось в XI- XII вв. для смерда, как и для бывших победителей, бытовой реальностью». Более того, смерд «с точки зрения этих киевских господ — это вроде как бы и не человек»: «если холоп равен мужику, то смерд равен зверю». «Первая попытка защитить <...> жизнь» смерда и «его первое правовое признание» связаны с оценкой в «Правде» Ярославичей (в ст. 26) жизни смерда — «во столько же, сколько было назначено и за холопа»." Защита жизни смерда и ero правовое признание рассматривались Б. А. Романовым в контексте с общими явлениями общественно-политического строя древней Руси, объединенными ero учителем А. Е. Пресняковым в понятия «княжого права», «союза княжой защиты». Б. А. Романов выдвинул гипотезу, согласно которой в XI в. внутри господствующего класса происходила борьба течений «по основным вопросам внутренней политики феодального государства», и «вопрос о смердах» был одним из них." В частности, «ради расширения и укрепления общественной базы княжой власти» князья стремились поставить смерда под юрисдикцию своего личного суда, а не суда своих слуг, и тем самым проявили заботу «о прямой защите смерда от расправы-наказания без прямого <...> полномочия княжой власти»." Это дало основание Б. А. Романову в метафорической форме говорить о Владимире Мономахе как о «ведомом пропагандисте смердолюбия».' Мотивом такого «смердолюбия» служило понимание «прогрессивными элементами господствующего класса («уными», новыми советниками князей)» реальной перспективы «распыления, феодального разорения и разбазаривания смердьих кадров путем увода их в холопы и ухода их в закупы и вообще в частные дворы и хозяйства на почве совершенного бесправия этого, попервоначалу колониального, в сущности, элемента»."

223

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 222. Читать онлайн