ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 208. Читать онлайн

ного труда, он вряд ли осознавал, с какими трудностями и проблемами ему придется столкнуться. Во-первых, комментарии оказались не полностью готовыми. Во-вторых, война унесла жизнь двоих из пяти участников этой работы. В-третьих, сложности возникали в связи с необходимостью изложить высказывания об отдельных статьях памятника не только историков прошлого, но и современных исследователей, соблюдая точность и соразмерность частей. А между тем в этих случаях объекзивные критерии с неизбежностью сталкивались с субъективными соображениями, вступали в противоречия с амбициями отдельных ученых.

Б. А. Романову приходилось вести редактирование комментариев покойных авторов, согласовывать правку с коллегами, отсекать лишние, с ero точки зрения, фрагменты, проверять цитаты, снабжать текст перекрестными ссылками, разрабатывать концепцию указателей, самому готовить для них словники и их составлять (при участии А. И. Копанева). Необходимость принимать во внимание ряд субъективных факторов, улаживать конфликты стала для Б. А. Романова особенно тягостной обязанностъю. Перед Б. А. Романовым в процессе этой трудоемкой работы возникла еще одна проблема. Его коллеги и прежде всего он сам не были удовлетворены тем, что строго историографический характер комментариев лишает их возможности высказывать собственные суждения, приводить цитаты из источников. В 1948 г. в черновых набросках письма в адрес Ученого совета ЛОИИ, заседания которого 13 и 14 апреля были посвящены разоблачению так называемого антипатриотизма, космополитизма и буржуазного объективизма в трудах своих сотрудников, в том числе Б. А. Романова, он справедливо отметил, что для него лично такого змпа комментарий «мог быть только мучительно-стеснительным», поскольку в значительной мере подавлял индивидуальное «авторское начало».' Издание в ) 940 г. учебного пособия по «Правде Русской» оказалось недостаточным для решения этой задачи.

Компромисс был достигнут путем разрешения комментаторам в виде исключения приводить в конце каждого постатейного комментария и свои собственные точки зрения, отмечая их сокращенно инициалами, взятыми в квадратные скобки. Б. А. Романов в наибольшей степени воспользовался этим правом и включил за подписью [Б. P.] в свои комментарии фрагменты из одновременно готовящейся к печати книги «Люди и нравы древней Руси».

Уже в феврале 1946 г. вся эта работа была в основном завершена, и Б. А. Романов доставил текст тома в Москву

209

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 208. Читать онлайн