ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 61. Читать онлайн

да. В городе год от года нарастал голод. Даже С. Ф. Платонов, занимавший важный пост в'системе Главархива, испытывал нужду, не говоря уже о самом Б. А. Романове и ero товарищах, о чем Б. А. Романов сообщил в Саратов С. Н. Чернову, который в конце 1919 r. послал им посылки с сухарями.' Впрочем, дочь С. Ф. Платонова писала, что их семья не голодала: «Мы не голодали, но зябли, пока не применились к местным условиям и не поставили <...> железную печку с трубой». В не отапливаемых ею комнатах температура «доходила до — 8' в сильные морозы»."

Наиболее тягостным было зимнее время. Профессор Н. И. Кареев вспоминал, что зима 1917/1918 r. стала одной из самых тяжелых в его жизни, но еще более гнетущей была следующая зима, а далее положение особенно ухудшилось. По его словам, «весь внешний строй жизни изменился до крайней степени»: «Вспоминается холод, тьма, недоедание, безденежье и невозможность многое достать и за деньги <...> Было даже такое время», когда Н. И. Кареев с женой «приносил по нескольку поленьев в заплечных мешках <...> А тьма! Бывали времена, когда электричества или совсем не было, или пользоваться им можно было только в очень короткие часы, да и керосину не всегда можно было достать. С питанием дело обстояло также очень плохо. Хлеб выдавался только по карточкам в небольшом количестве, доходившем иногда до одной четверти или даже восьмушки фунта в сутки, а не то вместо хлеба отпускался овес, который приходилось парить и дважды пропускать через мясорубку, чтобы делать из него нечто вроде каши. По целым неделям мы не ели никаких жиров, хотя бы растительных, не говоря уже о каком-либо мясе, если не считать жесткой и сухой конины. Чай и кофей заменялись всякими суррогатами <...> без сахара, вместо которого не всегда можно было достать и сахарин <...> Плохо было и с платьем, и с бельем, и особенно с обувью. Старое изнашивалось, а нового было купить или не на что, или негде»."

Голод и эпидемии (грипп, холера, сыпной тиф, дизентерия) привели к катастрофическим ' масштабам смертности. Бегство части жителей в деревню, мобилизация на фронты гражданской войны, эвакуация предприятий в восточные районы страны — все это наряду со смертностью привело к снижению численности населения более чем в 3 раза." Правда, в 1920 r. профессорам стали выдавать «академический паек» через Комиссию по улучшению быта ученых.

Учебная жизнь в университете почти полностью расстроилась: «Аудитории не топились, посещались очень малым ко-

62

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 61. Читать онлайн