ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 300. Читать онлайн

который дал последний в неоднократно переиздававшихся до октября 1917 r. выпусках «Хрестоматии по истории русского права».

Б. А. Романов вскоре интенсивно втянулся в эту работу. И как всегда в таких случаях, ero отношение к служебному заданию, принятому под давлением обстоятельств, резко изменилось: «мертвый прежде» документ «как будто ожил». Объясняя перемену своего отношения, он писал: «...это давнее мое свойство: какую дрянь не дай мне, в конце концов всюду найду интерес». Первый вариант комментария был подготовлен очень быстро — уже к середине 1948 г.

Правда, работа Б. А. Романова была затруднена тем, что он не имел еще комментария Л. В. Черепнина к Судебнику 1497 r., и это обстоятельство не позволяло считать, что его собственный комментарий полностью завершен. И все же он, памятуя обвинения в объективизме авторов комментариев к «Правде Русской», счел необходимым представить на обсуждение группы истории СССР ЛОИИ образец комментария к одной из статей Судебника 1550 r. и отчитаться о проделанной работе.

Выступая 2 июня 1948 r. на этом заседании, Б. А. Романов подробно охарактеризовал задачи, которые он ставил перед собой при комментировании, противопоставив «формальную» цель — «дать „советского Владимирского-Буданова" Судебника 11» — существу дела: «Я стремлюсь помочь читателю этого памятника понять содержание ero текста, читая его не юридическим, а историческим глазом». Если перед «взором Владимирского-Буданова», составителя и автора комментариев многократчо переиздававшихся выпусков «Хрестоматии по истории русского права», Судебник 1550 г. «лежал довольно безмятежным судоустройственно-судопроизводственно-граждански-и-уголовно-правовым бегемотом», то Б. А. Романов, по ero убеждению, «должен был помочь читателю уловить мельчайшие следы» «острой социально-Iloлитической борьбы на критическом этапе истории Русского государства, из „пекла" которой он вышел». Для этого нужно было «не упустить и при малейшей возможности осмыслить прежде всего отличия текста Судебника II от ero старой основы — Судебника 1». «В остальном, — говорил Б. А. Романов, — это реальный исторический комментарий к новизмам Судебника II <...> с помощью привлечения иных документов». Б. А. Романов особо подчеркивал, что он не занимается «аподактическим вещанием собственных мнений: анализ и изредка догадка — основной прием комментария, никогда, однако, не переходящий в прямой перевод статьи».

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 300. Читать онлайн