ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 398. Читать онлайн

эволюционировало, не совершенствовалось, а неповторимая профессиональная техника была приобретена сразу, в целом и навсегда. Но это, конечно, не так. Б. А. Романов пребывал в постоянном поиске новых приемов исследования, которые были ему необходимы для работы с источниками и для воссоздания как далекого, так и недавнего прошлого.

Вопреки мнению К. Н. Сербиной, утверждавшей, что он не склонен был обсуждать с коллегами профессиональные проблемы своего научного творчества, «не вводил в свою творческую лабораторию»,44 можно привести множество фактов, свидетельствующих об обратном. В частности, в этом нетрудно убедиться, опираясь на одни только цитировавшиеся выше письма Б. А. Романова, где он постоянно, подробно, с живейшим интересом и с разных сторон затрагивал вопросы, связанные с ero собственным опытом работы историка. Б. А. Романова радовала любая возможность ее обсуждения «в профессиональном плане». Так, отвечая Н. Л. Рубинштейну на его письмо, где был высказан ряд суждений о книге «Люди и нравы древней Руси», он писал о своем сожалении о том, что «у нас сейчас все обернулось так, что негде работникам исторической науки поговорить лабораторно — точно наш брат выскакивает на сцену, как Венера из пены морской или как мать родила, а не проходит ero жизнь и работа в „репетиционном зале"». «Это пренебрежение именно к лабораторной части в науке, — продолжал он, — отдает расточительностью и барством и пренебрежением к технике научной работы. Тут какое-то искривление самого пагубного свойства».4' «Сегодня меня неожиданно навестили москвичи из молодежи, — писал Б. А. Романов 24 января 1956 r. Е. Н. Кушевой. — <...> Побеседовали часа четыре по вопросам работы. Я люблю такие профессиональные азговоры».

т' акой же живой интерес проявлял он к трудам и докладам своих коллег, вообще к текущей жизни науки, условиям ее функционирования и перспективам развития и часто касался этих сюжетов в письмах. Естественно, что в своих оценках Б. А. Романов опирался на собственный богатый опыт и свои представления о задачах, целях, методах и приемах работы историка.

Так, в письме Н. Л. Рубинштейну от 31 мая 1941 г. в связи с сообщением автора о выходе в ближайшее время ero книги «Русская историография» Б. А. Романов делился своими соображениями о значении историографических исследований: «Пожалуй, трудно назвать сейчас более актуальную, в подлинном значении этого, к сожалению, затасканного

395

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 398. Читать онлайн