ПравообладателямТворчество и судьба историка: Борис Александрович Романов, Панеях Виктор
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Панеях Виктор Моисеевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге освещен жизненный и творческий путь выдающегося историка Б. А. Романова (1889—1957). Получив профессиональное образование в дореволюционном Петербургском университете как специалист по истории древней Руси, Б. А. Романов после Октябрьской революции стал активно разрабатывать проблемы внешней и внутренней политики России конца XIX—начала XX в. Он оставил глубокий след в историографии. Его перу принадлежит монография «Россия в Маньчжурии» (1928), «Люди и нравы древней Руси» (1947), «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947, 1955), комментарии к «Правде Русской» (1940, 1947). «Судебнику 1550 г.» (1952), ряд статей и публикаций источников. Работы Б. А. Романова основываются на блестящей источниковедческой технике, отличаются новаторством, отточенным литературным стилем, парадоксальностью, оригинальностью. Он опережал свое время, в котором ему приходилось жить и творить (20—50-е годы), — время идеологического гнета, принудительного единомыслия, проработок и репрессий. Б. А. Романов разделил участь многих представителей петербургской исторической школы, был репрессирован в 1930 г. по так называемому Академическому делу 1929—1931 гг., отбывал срок заключения на строительстве Беломоро-Балтийского канала, подвергался высылке на 101-й км, гонениям и проработкам, он постоянно ощущал себя аутсайдером советской исторической науки. Б. А. Романов в период недолгого преподавания в Ленинградском универ-ситете (1944—1953 гг.) создал свою школу, воспитал замечательных историков.

DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М.
Страница 352. Читать онлайн

~å дирекции рукопись своей диссертации <...>. Третий (речь идет обо мне. — В. П.) получил корректуру своей статьи в „Г1роблемах источниковедения" <...> Четвертый (P. Ш. Ганелин. — В. П.) близок к окончанию юбилейного сборника документов об экономических предпосылках Октябрьской революции. И отсутствует только пятый (Б. В. Ананьич.- 8. П.) — по той уважительной причине, что командирован в Mocxsy для последнего сбора материалов к своей кандидатской диссертации <...> Как видите, ничто и никто не стоит на месте. Это ли не высший вид радости для старика, когда он периодически может обсматривать свою „смену"?» (1. В. Сидоровой. 13 февраля 1956 г.). А в письме от 7 октября 1952 r. к А. А. Фурсенко Б. А. Романов подчеркивал: «Ученичество, оказывается, нечто большее, чем кровная связь (для учителя, вероятно, больше даже, чем для ученика, хотя бы из-за возрастной разницы). Для меня это не личная привязанность, а смысл и цель жизни в широком смысле».

Конечно же, и для нас — ero учеников Б. А. Романов был гораздо больше, чем учитель. Мы ero любили и были бесконечно преданы ему. Его кончина стала для каждого из нас невосполнимой утратой и большим личным горем. Встречи в день рождения Б. А. Романова продолжались- вначале у его вдовы, а после ее смерти у кого-нибудь из учеников. Мы также ежегодно встречаемся в день его кончины у могилы на Охтинском кладбище, где похоронен Б. А. Романов.

Обложка.
DJVU. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. Панеях В. М. Страница 352. Читать онлайн